История пироговского движения

> Статьи > Медицинское обозрение > История пироговского движения

Предисловие

Почему-то отчетливо запечатлелся в памяти момент, когда в Российской медицинской ассоциации возникла эта идея – обратиться к страницам нашей истории. Для этого потребовалось полистать старые документы, книги, справочники и газеты ушедших в далекое прошлое лет с тем, чтобы найти документальные подтверждения малоизвестных фактов из истории возникновения и деятельности Пироговского общества и Пироговских съездов. Чтобы восстановить связь времен и поколений, воссоздать ход исторических событий, воскресить их в памяти читателей “Врачебной Газеты”. Почувствовав, видимо, мой особый интерес и загадочно улыбаясь, главный редактор предложил мне лично – и немедленно! – заняться сбором и подготовкой материала для новой газетной рубрики, не интересуясь при этом, где взять на это время, как и где найти разрозненные источники.
Действительно, вопрос странный, по крайней мере, для сотрудников Российской медицинской ассоциации. Не приняты у нас ссылки на чрезмерную занятость, нормированный рабочий день и пр. и пр. Вот и А. Г. Саркисян, президент РМА, не за деньги и не для славы, а по велению долга своего и совести вместе с соратниками укрепляет Российскую медицинскую ассоциацию. Или, к примеру, Г. А. Комаров, один из вице-президентов, по совместительству главный редактор “Врачебной Газеты”, тоже загруженный работой на своей кафедре, сидит ночами и выпускает номер за номером прекрасную газету для врачей. Правда, замечает мимоходом, что простое сочетание слов, например, “сидеть и работать над газетой”, почему-то ассоциируется у него с “несвободой” или “добровольным заключением”… Вот и попробуй разобраться в них, в редакторских определениях!
Поначалу это задание представлялось мне обычной работой, которую необходимо выполнить добросовестно и в срок, как, впрочем, и всякую другую работу. Только ощущение обыденности бесследно исчезло, стоило лишь взять в руки тяжеленные пыльные тома, заказанные из хранилища Российской государственной библиотеки. Так и просидела над ними несколько часов, не спеша перелистывая страницы то одного, то другого фолианта, изучая непривычные для глаз слова с “ятями” и буквы с вензелями, больше походившие на иероглифы, разглядывая карандашные пометки на полях, оставленные кем-то из делегатов первых Пироговских съездов. На полях одной из страниц напротив фамилии докладчика – карандашная запись: “друг Чехова”...
Незаметно пришло даже не увлечение, а какое-то мысленное перемещение в другую эпоху, в другой, удивительный и прекрасный, мир прошлого. Настолько, что, к своему стыду, я что-то невежливо буркнула своей соседке по столу, которая поинтересовалась у меня насчет времени. Тогда мне было просто не до часов, ведь я прикоснулась к истории. Вернувшись к реальности, извинилась.
- Ну что вы, я совсем не обиделась, позавидовала вам даже. Мне бы тоже хотелось интересную книгу почитать, а не эту экономику.
Да, это действительно была не экономика. Это наша история. Вспомнились тогда слова, что история – это наука, делающая человека гражданином. Подлинное предназначение истории состоит в том, чтобы созидать человека, делать его добрее, будить в нем душевную привязанность к своему народу, к своей стране, спасать от духовного обнищания. И еще: не потому любят родину, что она великая, а потому, что знают ее. Откровенно говоря, такие высокие слова я нечасто употребляю в своей повседневной жизни, но зато теперь могу от себя добавить: история трогает и потрясает.
Российской медицинской ассоциации судьбой предназначено в наследство возрождение и бережное продолжение традиции своих великих коллег, сохранение памяти о деятельности врача, ученого, великого гражданина, чье имя носят наши съезды. И, наверное, причина такого живого интереса и внимания российских врачей к Пироговским съездам, их притягательной силы состоит также в личности ушедшего в вечность Учителя, который будет жить до тех пор, пока в обществе есть потребность в знаниях.
Изучая исторические очерки и документы о деятельности наших предшественников, можно встретить немало критических оценок некоторых сторон деятельности Пироговского общества. Однако такое строгое отношение ничуть не умаляет его достоинств. Напротив, понимаешь, что ошибаться свойственно человеческой натуре, а конкретное указание на ошибку, своевременное предостережение помогут избежать ее в настоящем и будущем. Таким был один из главных жизненных принципов Николая Ивановича Пирогова, никогда не скрывавшего своих ошибок.
Мысленный взор с глубоким уважением и благодарностью обращается к основоположникам Пироговского движения, учителям, оставившим нам в наследство достойные подражания примеры творческой силы и гуманизма. Поэтому, несмотря на изменчивость времен и нравов, Российская медицинская ассоциация будет помнить об идеалах предков и бережно к ним относиться.
А вот еще такие строки: “Сохранить в неприкосновенной целостности старую добрую славу созданного предками учреждения есть священный долг продолжателей их дела – современного и будущего поколений членов Общества Русских Врачей, среди которых умственные и нравственные силы всегда имелись в избытке, и есть полнейшая надежда, что таковые не иссякнут и в будущем”. Эти напутственные слова действительного члена Общества Русских Врачей, доктора медицины, тайного советника Г. А. Ураноссова, дошедшие до нас без малого спустя век, как будто доброе отеческое благословение трогают душу и обязывают оправдать это высочайшее доверие, заставляют почувствовать огромную ответственность за бесценное историческое наследие, вселяют надежду на победу доброго и вечного...

Страница первая

Связь двух столиц
Любое событие в нашей жизни обязательно имеет свое начало, которому предшествует череда фактов, эпизодов и временных предпосылок, оказывающих серьезное влияние на суть предстоящих событий. В отдельных случаях этот подготовительный период быстротечен и ничем не примечателен. Но бывает и так, что он растягивается на долгие годы и десятилетия, обретая в конце концов не меньшую историческую ценность, чем само событие. Для того, чтобы лучше разобраться в сущности Пироговского движения врачей, обратимся к самому его началу, к истокам.
Известно, что решение об учреждении Московско-Петербургского Медицинского Общества в память Н. И. Пирогова (это – первое официальное название Пироговского Общества) было принято в 1881 г. Однако, прежде, чем эта идея смогла найти свое практическое воплощение, каждый из непосредственных инициаторов и участников этого события – Общество Русских Врачей в Москве и Общество Русских Врачей в Санкт-Петербурге – прошел яркий самостоятельный путь, исчисляющийся несколькими десятилетиями напряженного и самоотверженного труда.
У обоих Обществ Русских Врачей путь развития и становления особенный. Заслуживают самого внимательного изучения как опыт каждого из них в отдельности, так и работа по объединению и сплочению российского врачебного сообщества под влиянием благоговейного отношения к памяти великого Н. И. Пирогова.
Их совместная творческая деятельность стала выражением общественных и профессиональных нужд врачей и увенчалась знаменитыми Пироговскими съездами.
Исторический момент
Середина XIX века для российского общества, так же, как и для многих других народов, стала временем формирования национального самосознания на просвещенной основе. Осознание себя и своего исторического прошлого стало приоритетным для подъема национального самоуважения, обретения истинного государственного могущества и упрочения благосостояния страны. Все это побуждает напряженно работать видных представителей русской научной и литературной мысли. Труд этот был тяжким и, на первый взгляд, неблагодарным, особенно на общем фоне народных настроений, выражавшихся в ропоте и недовольстве условиями жизни и формами государственного правления.
Веру в лучшее будущее поддерживали тогда уцелевшие современники и питомцы “Пушкинской плеяды”, выдающиеся представители науки и литературы. Глубоко осознавая жизненность своих идей и истинные потребности государства и народа, они черпали силы во взаимной поддержке, во влиянии, которое имели в разных слоях просвещенного общества.
Притягательным центром научной мысли в ту пору была Москва, а в ней – Московский университет. По оценкам историков, это была наилучшая его пора, время его авторитетного влияния на общественную жизнь. И наоборот – время ободряющего влияния просвещенного общества на университет. Тесное взаимодействие университета и общества было настолько сильным и очевидным, что университетских профессоров не только знали в лицо и по именам, но и прислушивались к их мнению, дорожили ими как глашатаями научного и общественного прогресса в России. Соответственно, и от их студентов люди ожидали близкого осуществления своих лучших надежд.
В 60-е годы существующие взаимоотношения университета и общества резко изменились. Для того, чтобы выяснить значение и глубину произошедших перемен, довольно сопоставить несколько фактов. Совсем еще недавно на публичные чтения и защиту диссертаций в Университет стремился весь цвет просвещенного общества. Тогда же сам собой возник и вошел в обязанность обычай – все окончившие когда бы то ни было курс в Московском университете собирались на так называемые университетские обеды в годовщину его основания. Ныне аудитории для публичных чтений университета были пусты, а на университетские обеды являлись совсем немногие. Кончилось время, когда каждый факт в жизни университета был фактом в жизни всего российского общества.
Вот краткая историческая характеристика наступившей эпохи: “Наука, университет, профессора и студенты отодвинуты в общественном внимании на далекий задний план, из-за обилия газет для ученой книги или литературного произведения не хватает времени, сценой завладели мелодрамы, и кажется, что жизнь утратила многие существенные условия для нормального развития. Удивительно ли, если вместо выдержанной и мужественной нравственности, мы все чаще встречаемся с полным отсутствием нравственных определений и нравственной постановки в людях. Где общество без оглядки живет потворством и поблажками мелким интересам и невысоким увлечениям, там неизбежно возникают грубые инстинкты, которые всегда способны заставить забыть о высшем человеческом и общественном призвании”.
Не правда ли, трудно поверить в то, что это зеркальное отображение современного общества на рубеже третьего тысячелетия дано не нашим современником? А между тем слова эти написаны почти полторы сотни лет назад. И, между прочим, на протяжении всего рассматриваемого исторического отрезка времени еще не один раз нам придется с удивлением наблюдать отчетливые параллели событий и фактов давно минувших дней и дней сегодняшних. И сожалеть, что и поныне мы с завидным постоянством, достойным лучшего применения, повторяем те же ошибки, что и много лет назад.
Общество Русских Врачей в Москве
Эта небольшая историческая справка приведена для того, чтобы почувствовать и понять время, когда зародилась мысль об учреждении Общества Русских Врачей в Москве. Явление это стало лишь продолжением общей жизни, в которой возникла настоятельная необходимость прежнего сближения и взаимодействия науки и общества, чтобы, как и прежде, их представители нравственно отчитывались друг перед другом для взаимного подъема и процветания.
Вот еще несколько характерных черт того времени, проливающих свет на само название Общества и определяющих в какой-то мере его назначение. Во-первых, существовавшая в России “нелегитимность” в положении отечественного языка. Почти все образованное русское общество страдало пристрастием ко всему иностранному. Русский язык при профессорах-иностранцах долгое время не мог сделаться языком науки в России, а потому не имел достойного ученого, образовательного и просветительского влияния. Современники тех событий говорили так: “Профессора-иностранцы, сделавшись монополистами в области науки и добросовестно преподавая ее, не спускались с высот своих кафедр. Они упрочили за собой и за наукой особенную, нигде кроме России невиданную роль, и как сами не могли переродиться в русских, так и науку не сделали достоянием и силой русской жизни”. Кроме того, в 50-е годы прошлого века в Москве было основано Общество немецких врачей, позднее переименованное, правда, в Общество практических врачей.
К концу 50-х годов в столице уже имеются две общественные организации, работающие на медицинском поприще. Об Обществе немецких (практических) врачей уже упоминалось, а самым первым в истории России было созданное в 1804 году Московское физико-медицинское общество, которому принадлежит честь издания первого русского медицинского журнала. Но этот факт не стал для учредителей Общества Русских Врачей аргументом против его создания. Напротив, они говорят, что “каждое общественное учреждение возникает для удовлетворения общественных потребностей, то есть с определенной целью. Чем больше деятельности в известной специальности, тем больше различных мнений, тем больше развивается и выигрывает дело. С этой точки зрения мы приветствуем десятки однородных обществ и в Москве, и в любом большом городе России”.
Видимо, основные цели уже существовавших медицинских обществ не вполне соответствовали общественным потребностям. И этому можно найти немало подтверждений. По мнению д-ра П. Иванова (Московская Медицинская Газета № 29, 30 за 1861г.), 90 процентов русского врачебного сословия не знают о существовании не только провинциальных, но и столичных медицинских обществ, а если о некоторых и слышали, то не могут объяснить, чему они служат и где приносимая ими польза.
Причин, объясняющих такое явление, несколько. Во-первых, тяжелое положение русских врачей, их изолированный труд и крайняя нужда, которую они испытывали с самых первых шагов своей практической деятельности. Во-вторых, деятельность самих обществ иногда бывала слишком далека от собственно врачебной деятельности. Некоторые из них, например, были образованы “сверху”, по указанию правительственных лиц, и ими же поддерживались, другие считали главной целью своих собраний удобства для личных контактов. Таким образом, деятельность большинства существовавших к тому времени в России медицинских обществ хотя и была полезна для них самих, но в массу русских врачей корни не пускала и главному своему предназначению – объединению врачей – никак не способствовала.
Справедливость сказанного подтверждает и вот какой вывод, сделанный секретарем Общества морских врачей в Петербурге Д. Голузинским: “...мы, русские врачи, сильнее всех врачей в мире численностью, но зато и слабее всех единодушием, и натурально прежде всего себя должны обвинить, что наука идет у нас плохо, что учителя наши часто лентяи, что живым, молодым силам нашим нет ходу, что на оценку врача в России все что хотите имеет влияние, кроме труда и познаний”.
().

Е. Злодеева

16.12.2012


Посмотрите также:
Гипергидроз и методы его лечения
Гипергидроз и методы его лечения

У людей, страдающих вегетососудистой дистонией, часто наблюдается такое расстройство организма,...
Условия для лежачего больного
Условия для лежачего больного

Тяжелобольные люди, вынуждены в течение длительного времени соблюдать постельный режим,...
Нестерпимая головная боль: причины
Нестерпимая головная боль: причины

  Головной болью очень часто страдают многие люди. Это неприятное ощущение возникает на...
В борьбе за здоровье ресниц
В борьбе за здоровье ресниц

  Взмах ресниц и первый взгляд женщины -  это мощнейший стимул завоевать ее...
Если замучил радикулит
Если замучил радикулит

  Радикулит представляет собой заболевание позвоночника, которое возникает внезапно и...