Диалог поколений

> Статьи > Медицинское обозрение > Диалог поколений

Б. В. Петровский – академик РАМН и РАН, Почетный президент Всероссийского Пироговского съезда врачей, Герой Социалистического Труда, профессор

Уважаемые члены Президиума!
Дорогие товарищи делегаты, гости!
Сегодня мы открываем III (XIX) Пироговский съезд – самый представительный форум нашей медицинской общественности. Работа нашего съезда связана с жизнью, существованием нашего государства и наших дорогих сограждан.
Пироговский съезд, как и сам Пирогов, – это острое событие. Он был человеком, я бы сказал, ежистым. Не был избран в университет в Москве, проиграл конкурс. Он ссорился бесконечно и в Тарту, где работал. А затем в Петербурге. А потом, будучи попечителем просвещения в Одессе и в Киеве, и там не ладил с властями. 17 лет он прожил у себя в имении в Виннице, где мы создали музей. Оттуда выезжал на войну. И все время критиковал власти за неуважение к медицине, за те скудные средства, которые отпускали тогда для медицины. Я считаю, что уважение к медицине за последние 10 лет у нас значительно ниже, чем было при Н. И. Пирогове. Я бы даже сказал, потеряно, потому что раньше всегда среди самых насущных задач и жизненно важных проблем нашей страны и нашего общества была медицина. Уважение к врачам, воспитавшим всех нас, уважение к тем учителям, которые нас учили, потеряно. Если не полностью, то в значительной степени. И поэтому наша задача сегодня – прежде всего, поднять вопрос об уважении звания врача. Уважения к врачу на всех уровнях и во всех сферах общества в нашей Российской Федерации.
Кстати, мы сами часто не уважаем себя. Как можно было допустить, что сегодня в Москве нет музея нашего учителя Н. И. Пирогова? Имеются отдельные кабинетики, отдельные памятные уголки. Я считаю очень важным отметить, что на Украине внимание к этому музею, к этой усадьбе Пирогова не утрачено. Их президент выступал в этом музее, получил большую критику оппозиции, когда сделал этот музей национальным достоянием Украины. А у нас в России нет музея Н. И. Пирогова, и мы в этом виноваты. Хотя мы об этом много говорили, ставили неоднократно перед властями этот вопрос. Считаю, что в резолюцию нам нужно вновь внести предложение съезда о создании в России музея Н. И. Пирогова.
На этом съезде мы должны были встретиться с руководителями нашего государства. Я, например, приветствую вопрос, который сегодня задал наш врач-невропатолог, и считаю, что если уж так случилось, что президент не может быть у нас, потому что он болен и идет в отпуск, а премьер-министр занимается такими делами, от которых зависит кровь наших солдат, то на съезде должны быть вице-премьер, курирующий здравоохранение, другие ответственные лица.
Вчера премьер-министр принял нас с министром здравоохранения Шевченко Юрием Леонидовичем, и мы 40 минут говорили. Говорили о съезде, говорили о нуждах здравоохранения, остро ставили вопрос о неуважении к медикам, о необходимости встреч и обсуждения вопросов здравоохранения на самом высоком уровне. Ну примите хотя бы 10 человек профессионалов, поговорите, выслушайте. Ведь имеются хорошие мысли у наших врачей, ведь имеются мысли и в правительстве. Нужно объединять усилия, не создавать искусственно такой конфронтации, которая, к сожалению, имела место на первом, да и на втором Пироговских съездах. Как обидно, что многое из того, что было намечено на Пироговских съездах, не выполняется. Мы упускаем уникальный шанс поправить положение дел. Нас не услышали пока… Нужно сказать, что наша система здравоохранения является одной из самых прогрессивных, но где же наша бесплатная медицинская помощь? Если мы являемся законопослушными, то почему сорок первую статью Конституции не выполняем? Почему все вдруг стало платным? Даже для раковых больных, вдумайтесь! Раковый больной, который стоит на грани жизни и смерти, вынужден платить и платить. Разве такое можно допускать? Об этом мы тоже говорили в 40-минутной беседе вместе с министром здравоохранения на приеме у нового премьер-министра страны.
Нам нужно улучшать финансирование здравоохранения. Когда я пришел в Министерство здравоохранения, мы имели 3,1 процента от валового национального продукта. В это время в Англии было 5 %, Америка имела 10 %, и это было в тех странах, где, кроме того, существовала частная практика. И у нас была частная практика, правда, в значительно меньших пределах – 3–5%. Но ни одного года не было, чтобы урезался бюджет здравоохранения.
Нам нужно, безусловно, восстанавливать исконно существовавшее уважение к медицине. Это мы говорили премьер-министру и получили полное понимание. Я ему говорил о том, что появились страшные люди. Это голодный хирург, голодный реаниматолог. Я приводил примеры, когда во время Великой Отечественной войны хирурги голодали, отдавая все свои средства на питание раненым. Однажды, когда я оперировал, наклонил голову (а была лапоратомия), и в это время почувствовал удар в голове. Я подумал, что идет бомбежка. Возникли искры в глазах, и одновременно мой ассистент упал от голода в обморок. Голодный обморок у хирурга у операционного стола. Это страшно. Но тогда была война. Неужели сейчас мы допустим такое же?
Год назад мне прислал письмо Генеральный секретарь Всемирной организации здравоохранения, в котором отмечал, что вклад нашей страны огромен, что наша модель здравоохранения является моделью будущего здравоохранения в следующем тысячелетии.
Как же так получилось, что бесплатной медицины у нас уже нет, и ее нужно восстанавливать?
Не потому ли смертность у нас такая стала очень высокая? Нам нужно теперь обращаться к умным губернаторам, потому что основная часть вопросов охраны здоровья населения перешла сейчас в регионы, к губернаторам. С ними нужно беседовать. В регионах есть очень умные губернаторы и очень умные руководители. Я, например, никогда не буду неуважителен по отношению к Фиделю Кастро. Вчера у меня был мой ученик от Фиделя Кастро. Мы там организовали хирургию с искусственным кровообращением. На Кубе и сейчас работают мои ученики. Я спросил своего ученика, а как сейчас? Фидель Кастро – это министр здоровья. Вот так стоит вопрос. И если хотя бы один наш губернатор скажет, что он губернатор здоровья, то положение в здравоохранении реально изменится. Но сегодня, к сожалению, этого нет.
Строят здания с колоннами, дворцы, громадные дачи с бассейнами. Диву даешься, откуда такие деньги? Почему эти “замечательные” люди не могут отдать часть своих средств для медицины, для людей, которые сейчас умирают оттого, что в здравоохранении нет денег, нет нужных лекарств?
Однажды, выступая на общем собрании в Академии медицинских наук в присутствии одного из секретарей Совета безопасности, я просил, чтобы в составе Совета безопасности обязательно был медик. И через несколько месяцев действительно наш коллега оказался там. А потом все было забыто. А безопасность без медицины – это не безопасность. Посмотрите, что будет с инфекциями в послевоенных землях. Там может возникнуть и холера, и чума. У нас в стране имеются природные очаги чумы. Недаром у нас имелось 14 противочумных станций, специальный институт микробиологии в Саратове противочумный.
Смотрю на наших спортсменов, которые, к сожалению, сегодня проигрывают в мировых состязаниях. В значительной степени это связано с питанием, которое ухудшается в нашей стране. В целом за счет ухудшения питания происходит ослабление физического состояния народа. Осязаемое и различимое невооруженным глазом. Особенно ужасно, когда плохо питается молодежь, студенты.
Мне пришлось быть в Париже во время студенческой революции в Сорбонне. Студенты восстали почему? Потому что они не получали качественного образования и после окончания этого престижного вуза вынуждены были чистить улицы, чтобы существовать. Восстание было. Неужели и мы дойдем до этого? Здесь присутствуют студенты, и я считаю, что это замечательно, что мы впервые пригласили их на съезд. Я приветствую их здесь! Это наше будущее, это наше продолжение. Отличная, хорошая молодежь! Я с ней связан больше полувека, преподаю им и, конечно, получаю огромнейшее от этого удовлетворение. Я верю им, надеюсь, что они достойно понесут дальше лучшие традиции нашей медицины, идеи гуманизма, сострадания, высокой профессиональной нравственности, бескорыстного служения людям.
В очень трудное время собрался наш съезд. Но позвольте мне, как человеку, который прожил много лет, и при царе еще жил, пожелать вам счастья, трудного врачебного счастья. Это счастье состоит в том, чтобы видеть, ощущать, как начинает биться уже казалось бы окончательно остановившееся человеческое сердце…
Я хочу пожелать вам успехов.
Спасибо за внимание.

Эстафета

К. Пашков, студент, делегат съезда

Уважаемый Президиум!
Уважаемые делегаты съезда!
Мы, студенческая фракция Российской медицинской ассоциации, уважаемый Борис Васильевич, смеем заверить Вас, что Вы передаете эстафетную палочку в надежные руки. Ибо мы пришли в медицину, как и на этот съезд, по призванию. И нас очень волнуют проблемы сегодняшней медицины и здоровье нации.
Отрадно и чрезвычайно ответственно то, что мы, поколение врачей ХХI века, впервые в истории Пироговских съездов избраны на демократической основе полноправными делегатами, пришли сюда, чтобы вместе с вами, нашими наставниками и учителями, решать важнейшие вопросы здравоохранения.
Нам, сегодняшним студентам и ординаторам, работать в следующем столетии. И поэтому нашему поколению не все равно, какие решения будут приняты здесь на этом съезде. Нам не все равно, по каким учебникам будем учиться, на каких законах будет основана наша практическая деятельность, какую зарплату мы будем получать.
Ни для кого не секрет, что за последние несколько лет отмечается постоянное ухудшение качества медицинского образования, что уже привело, в свою очередь, к снижению уровня медицинского обслуживания населения страны.
Будучи одним из приоритетных направлений, система образования, отечественная медицинская школа, по праву занимающая одно из первых мест в мире, разрушается сегодня миной замедленного действия, заложенной нашим уважаемым правительством.
Нашим вузам сегодня не хватает не только хороших, но и рядовых учебников. А красочные наглядные пособия! Компьютеры, бесплатный интернет. В сотне километров от Москвы все это выглядит как сказочный миф. Известно ли вам, что студенты многих вузов обучаются по устаревшим программам. Что наши учебники не соответствуют никаким современным стандартам, а более половины из них безнадежно устарела. В качестве примера могу сообщить, что учебник по одной из базовых клинических дисциплин – патологической физиологии – был издан в 1978 году. Упреждая вопрос, скажу, что в 1992 году его успешно переиздали, поменяв обложку, сделав красочный вид. И по этим учебникам мы познаем медицину.
Известно ли вам, что зимой мы мерзнем в аудиториях, как в войну, сидим в куртках и пальто, а летом задыхаемся от жары. Ведь большинство учебных комнат не отвечает самым элементарным гигиеническим требованиям. В таких условиях просто невозможно получать необходимый уровень знаний. А мы хотим получать медицинские знания не какие-нибудь, а надежные и в том объеме, который необходим для оказания больным квалифицированной современной медицинской помощи.
Известная истина о том, что всему свое время, обретает в нынешней ситуации совершенно уродливый смысл. Вместо того, чтобы все свое свободное время отдавать учебе, а студенты-медики за 6 лет изучают свыше 60 дисциплин и равнозначную программу по объему в другом вузе найти сложно, мы должны интенсивно работать, зарабатывать на хлеб, на белый халат, на одноразовые перчатки, на инструменты, на учебники. Этот перечень можно расширить, все зависит от будущей специальности нынешнего студента.
Между тем стипендия сегодня не превышает рублевого эквивалента 5 долларов. Где еще в мире платят студентам такие гроши! Убежден, таких стран нет.
А наши педагоги, лучшие умы медицинской науки. Униженные и оскорбленные! Вынуждены работать на две–три ставки, совмещать. Не замечать этого – значит согласиться с тем, что качество подготовки врачей будет и дальше снижаться. И при этом мы хотим высокий уровень здравоохранения в завтрашнем дне. Боюсь предположить, но при таком варварском отношении к высшей медицинской школе, уже через некоторое время мы скатимся на уровень прошлого века, если не хуже.
Но это еще не все вопросы, которые бы нам сегодня хотелось рассмотреть здесь.
Мы хотим получить разъяснение у присутствующих на съезде лидеров политических партий, депутатских фракций и групп. Сейчас они накануне выборов хотят получить одно – наши голоса на выборах. Уверяю вас, уважаемые господа, не получите вы студенческих голосов, если не ответите четко и ясно, откуда вы возьмете деньги на достойное содержание медицины и студенчества. Если из кармана пенсионеров, из кармана учителей, врачей, военных, за счет сокращения социальных гарантий, то таких денег нам не нужно. Если за счет кредитов, за которые предстоит нам расплачиваться в следующем столетии, то тоже просим не беспокоиться.
Источник у нас, как известно один – федеральный бюджет. А в нем, как известно тоже, денег нет. Те потуги, которые предпринимает руководство вузов, вводя платные услуги для поддержания институтов на плаву, буквально на корню рубят налоговые органы.
Однако лидеры нашего государства, депутаты, да и просто большие чиновники в речах клянутся в горячей любви к своей Родине, а детей и внуков посылают учиться в западные университеты, скромно помалкивая об этом, пока журналисты не вынесут сор из избы.
На какие средства? Что, поставили крест на нашем высшем образовании?
Для кого создается такое количество платных ординатур и аспирантур? Это что, целенаправленная государственная политика, направленная на разрушение высшей медицинской школы, которая и без того уже едва дышит?
Если это так, то почему бы не сообщить об этом населению, сказать честно, что медицине будут служить только дети богатых родителей, а вовсе не те, кто имеет призвание.
Скажите честно, что конституционное право на высшее образование “де-факто” отменено. И тогда все станет понятно.
Есть еще много проблем, которые можно было бы поднимать с трибуны съезда. Но ясно одно, что если не будет принято срочных мер, то наше ближайшее будущее – это увеличение заболеваемости и смертности населения. Не от социальных, экономических и экологических причин, а по причине ненадлежащего оказания медицинской помощи врачами-недоучками. Это звучит ужасно, но к этому идет дело.
Уважаемые делегаты!
Мы пришли на этот съезд в первый раз, но не для того, чтобы сказать – вот она – студенческая фракция, а для внесения конкретных требований и настойчивых предложений незамедлительно обратить внимание на состояние дел в высшей медицинской школе. Наше уважаемое правительство должно безотлагательно решить весь комплекс проблем высшего медицинского образования: организационных, информационных, финансовых. Без этого нельзя рассчитывать на ближайшее и долговременное оздоровление общества. Экономия на высшем медицинском образовании может обернуться только одним – занимать придется не только деньги, но и врачей. А это и унизительно, и неэффективно.

16.12.2012


Посмотрите также:
Чтобы не отравиться, храните продукты правильно!
Чтобы не отравиться, храните продукты правильно!

  Длительность хранения и качество продукции зависят прежде всего от условий их...
Как оборудовать комнату для лежачего больного?
Как оборудовать комнату для лежачего больного?

Многих людей интересует вопрос о том, как должна быть устроена комната лежачего больного?...
Тренажеры для здоровья
Тренажеры для здоровья

Стремление поддерживать свою фигуру в хорошей форме независимо от погоды, поддерживать мышечный...
Причины аденомы простаты и лечение травами Алтая
Причины аденомы простаты и лечение травами Алтая

  Аденомой простаты называют доброкачественную опухоль предстательной железы, которая...
Подарки на свадьбу от молодоженов
Подарки на свадьбу от молодоженов

Свадьба- это такой день, который запоминается на всю жизнь, и очень важный для молодоженов. Но...