Статьи

> Газета Медицинские Ведомости > Медицинские Ведомости № 6(36) апрель 2001 года > Статьи

В НИИ акушерства и гинекологии знают, кому показана пренатальная диагностика

Родить здорового ребенка – это мечта всех будущих мам и пап. К сожалению, многие беременные женщины сталкиваются с серьезными проблемами еще во время вынашивания малыша. Этому способствуют различные факторы, влияющие на его развитие. Но самая большая проблема из этого ряда – врожденные и наследственные заболевания.
Медицина давно занимается изучением генных мутаций человека, и хотя определить во многих случаях причину их возникновения ученые до сих пор затрудняются, результаты последних исследований в этой области и, особенно в отношении диагностики, обнадеживают. В настоящее время сформировалось одно из новых и наиболее перспективных направлений в медицине: пренатальная (дородовая) диагностика, которая позволяет выявить наследственные и врожденные заболевания ребенка в период его внутриутробного развития.
Пренатальная диагностика включает в себя несколько методов. Самый распространенный – ультразвуковое сканирование, при котором выявляются до 80% патологий у плода. Биохимические исследования крови матери применяются для диагностики врожденных дефектов головного и спинного мозга плода и других органов. ДНК-диагностика нацелена на генетические, моногенные болезни и определяет носителей мутации.
Однако самым современным, использующим новейшие достижения науки, считается исследование генетического аппарата клеток зародыша, получаемых при помощи инвазивных методов (хориобиопсия, плантоцентез и т. д.). Данные исследования позволяют уже на 9-й, 10-й неделе беременности определить такие грозные заболевания, как синдром Дауна, муковисцидоз, гемофилию и десятки других.
Кому показана дородовая диагностика? Чтобы избежать рождения детей с тяжелыми инвалидизирующими болезнями, врачи советуют проходить ее женщинам, которые рожают в 35 лет и старше, страдающим привычным невынашиванием, уже имевшим ребенка (или плод) с врожденным пороком развития, и, наконец, тех будущих мам, у которых в роду были случаи рождения детей с наследственными заболеваниями.
Методы пренатальной диагностики всегда имеют положительный результат. Безусловно, радость для семьи, когда плод (будущий ребенок) оказывается здоровым, но нельзя считать отрицательным результатом и данные о том, что плод болен и можно профилактировать его рождение. Побочные явления и осложнения от инвазивной процедуры у беременных и у ребенка встречаются крайне редко.
Впервые методы пренатальной диагностики стали внедряться в 70-х годах в Великобритании, но вскоре они получили свое распространение и в других странах Европы и Америки. Не осталась в стороне и Россия. В Санкт-Петербурге метод, о котором идет речь, применяется с 1987 года в НИИ акушерства и гинекологии имени Д. О. Отта РАМН. С первых дней своего существования генетическая лаборатория института во главе с ее руководителем – профессором, д. м.н. В. С. Барановым направляет свои усилия на разработку и осуществление пренатальной (дородовой) диагностики наследственных и врожденных заболеваний.
Сегодня это единственное учреждение в городе и далеко за его пределами, где используется весь комплекс таких методов. Лаборатория оснащена небходимым оборудованием для проведения исследований. Здесь проведено уже более 5 000 диагностических процедур. В результате удалось выявить более 300 случаев тяжелых хромосомных, моногенных наследственных болезней. А беременные, у плода которых не обнаружили никаких патологий, спокойно рожали здоровых малышей.
В Санкт-Петербурге в 2000 году появилось на свет около 30 000 детей. Из них 658 родились с серьезными пороками развития (в частности, 37 – с синдромом Дауна). “Можно было предотвратить рождение многих детей с подобными пороками, если бы женщины обратились в наш центр и прошли диагностику вовремя”, – говорит возглавляющая цитогенетическую группу лаборатории д. б.н. Т. В. Кузнецова. “Чем тщательнее будущие родители готовятся к увеличению семьи, – добавляет врач-генетик, к. м.н. В. Г. Вахарловский, – понимая, что беременность и рождение ребенка являются самым важным и ответственным делом в их жизни, тем больше вероятность появления на свет красивого и здорового младенца”.

А. ЯКОВЛЕВА

Шестой Международный симпозиум “Современные минимально-инвазивные технологии”

19–21 мая в Санкт-Петербурге на базе Военно-медицинской академии состоится VI Международный симпозиум “Современные минимально-инвазивные технологии (нейрохирургия, вертебрология, неврология в нейрохирургии)”. Организаторы симпозиума: Ассоциация нейрохирургов России, Военно-медицинская академия, Российский нейрохирургический институт им. проф. А. Л. Поленова. Минимально-инвазивные технологии являются наиболее актуальной темой в современной нейрохирургии и отвечают мировым стандартам. Научная программа симпозиума затрагивает наиболее актуальные вопросы нейрохирургии – минимально-инвазивная диагностика, видеоэндоскопия, сосудистая нейрохирургия, современные методы диагностики и лечения в нейроонкологии, вертебрология и спинная нейрохирургия, хирургия гидроцефалии. Одной из тем будет посвящен семинар, который пройдет в рамках симпозиума 21 мая: “Огнестрельные ранения и взрывные поражения нервной системы мирного и военного времени”.
“По мере проведения наших симпозиумов их тематика расширялась и усугублялась, – сказал начальник Военно-медицинской академии, председатель Ассоциации нейрохирургов РФ, главный нейрохирург МО РФ генерал-майор медицинской службы Борис Всеволодович Гайдар. – Нейрохирургия – дисциплина молодая, поэтому развивается очень быстро: с развитием рентгенологической диагностики появилась возможность диагностировать и лечить многие заболевания Его Величества головного мозга. Качественный рывок произошел в 60-е годы с появлением ангиологических технологий. Весь комплекс современных технологических методик позволяет, во-первых, получить исчерпывающую и точную картину поражений мозга и, во-вторых, производить сложные, недоступные ранее оперативные вмешательства и комплексное лечение различных заболеваний. Это позволило в значительной степени снизить летальность операций. И именно этим обуславливается актуальность такой проблематики симпозиума”.
Актуальность научной программы симпозиума подтверждает огромный интерес к нему специалистов не только России, но и стран ближнего и дальнего зарубежья. Предполагается участие в нем около 700 человек из России, Германии, Франции, Узбекистана, Казахстана, Украины, Белоруссии, Прибалтики. То, что симпозиум проходит уже в шестой раз на базе Военно-медицинской академии и кафедры нейрохирургии, подчеркивает приоритетность нашей отечественной нейрохирургии и школы Военно-медицинской академии, которые признаны во всем мире.

Татьяна Михайлова,
Санкт-Петербург

Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций возглавит борьбу с ВИЧ/СПИДом

Состоялась встреча между Генеральным секретарем Организации Объединенных Наций Кофи Аннаном и представителями шести ведущих мировых фармацевтических компаний для согласования вопроса о последующих шагах в направлении расширения доступности для развивающихся стран услуг здравоохранения лучшего качества, лекарственных препаратов для лечения ВИЧ-инфекции и для лечения оппортунистических инфекций в связи с ВИЧ, в рамках дальнейшей деятельности по борьбе со СПИДом, включая профилактику, образование и научные исследования.
Генеральный секретарь встретился с главными исполнительными управляющими и высшими должностными лицами шести фармацевтических компаний (“Эббот Лабораториз”, “Берингер Ингельхайм”, “Бристол Майерс Скуиб”, “Глаксо Смит Клайн”, “Хоффман-Ля Рош” и “Пфизер”). В этой встрече также участвовали Генеральный директор Всемирной организации здравоохранения Гро Харлем Брутланд и Исполнительный директор ЮНЭЙДС Питер Пиот.
Каждая из этих компаний добилась значительных успехов в предоставлении расширенного перечня лекарственных препаратов для лечения СПИДА, включая антиретровирусные препараты и препараты для лечения оппортунистических инфекций. В результате мер, предпринятых каждой из компаний, цены на эти препараты существенно снизились. Генеральный секретарь призвал их в срочном порядке продолжать и развивать эти инициативы. Особое внимание было уделено наименее развитым странам, в особенности, странам Африки, а также необходимости продолжения переговоров на индивидуальной основе с другими развивающимися странами. Все участники признали, что квалифицированные неправительственные организации и соответствующие частные компании, предоставляющие услуги в области охраны здоровья работникам и общинам в этих странах, также следует рассматривать в качестве кандидатов на получение расширенного доступа к лекарственным препаратам от ВИЧ/СПИДа.
“Привлечение всех партнеров к активному участию в борьбе со СПИДом стало моим личным приоритетом, – сказал Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций Кофи Аннан в своем заявлении. – Эта эпидемия является самым серьезным вызовом нашего времени, брошенным системе здравоохранения, и мы должны мобилизовать возможности всех элементов общества. Фармацевтической промышленности принадлежит в этом ключевая роль. Нам необходимо сочетать усилия по стимулированию научных исследований с обеспечением доступности лекарственных средств для неимущих. Защита права на интеллектуальную собственность лежит в основе создания новых лекарств, вакцин и методов диагностики, срочно требующихся для охраны здоровья самых бедных людей мира. ООН полностью поддерживает Соглашение ТАПИС, включая содержащиеся в нем гарантии. Решение проблемы, однако, не замыкается только на фрмацевтических компаниях. Я призываю к крупнейшей мобилизации, – как политической воли, так и значительного дополнительного финансирования, – для того, чтобы добиться решающего прорыва в области профилактики, образования, ухода и лечения”.
Четыре из этих компаний – “Берингер Ингельхайм”, “Бристол Майерс Скуиб”, “Глаксо Смит Клайн” и “Хоффман-Ля Рош”, которые в прошлом году подписали заявление о намерениях с пятью организациями ООН в рамках инициативы по ускорению доступности, в котором они обязались изучить практические и конкретные пути более тесного сотрудничества в целях скорейшего обеспечения доступности к уходу и лечению в связи с ВИЧ/СПИДом в развивающихся странах. За истекший период были достигнуты соглашения между этими компаниями и пятью странами – Камеруном, Кот-д’Ивуаром, Руандой, Сенегалом и Угандой. Целью состоявшихся сегодня переговоров было использование уже достигнутого прогресса и поиск путей его дальнейшего развития. Это включает усилия по увеличению доступности мероприятий по снижению уровня передачи ВИЧ от матери ребенку.
“Эпидемия ВИЧ требует самого радикального изменения подхода к системе здравоохранения в развивающихся странах, – сказал Исполнительный директор Объединенной программы Организации Объединенных Наций по ВИЧ/СПИДу (ЮНЭЙДС) Питер Пиот. – Если мы хотим улучшить систему ухода и лечения в развивающемся мире, нам необходимо решить целый ряд вопросов – причем доступность лекарственных препаратов является неотъемлемой частью такой комплексной стратегии в области охраны здоровья”.
“Доступные лекарственные препараты являются ключевым элементом с точки зрения улучшения как медицинского ухода, так и профилактики, – сказала Генеральный директор Всемирной организации здравоохранения Гро Харлем Брутланд. – Наличие доступных лекарственных препаратов позволит намного повысить внимание к добровольному консультированию и тестированию, эффективным системам предоставления медицинской помощи и новаторским механизмам финансирования”.
В ряде стран ВИЧ, – вирус, вызывающий СПИД, – начинает сводить на нет достижения десятилетий развития. Во всем мире число людей, живущих в ВИЧ или СПИДом, составляет 36,1 млн человек; только за 2000 год этой инфекцией заразилось 5,3 млн человек. В том же году 3 млн человек умерло от СПИДа, в результате общее число людей, умерших от СПИДа с момента начала эпидемии, составило 21,8 миллиона.
Распространение эпидемии и ее опустошительные последствия для человечества вызывают тревогу Организации Объединенных Наций, что привело к созыву Специальной сессии Генеральной Ассамблеи по ВИЧ/СПИДу на высшем политическом уровне. Эта Специальная сессия, которая состоится 25–27 июня в Нью-Йорке, должна привлечь внимание всего мирового сообщества к этой эпидемии. Целью этой сессии является усиление международных действий в борьбе против распространения ВИЧ и мобилизация требуемых для этого дополнительных ресурсов.

Врач и провизор стремятся в единое информационное пространство

200 лет назад на улицах Парижа между аптекарями и врачами проходили кровавые “разборки”. Дело доходило до смертоубийства, а все потому, что каждый “цех” чувствовал в другом конкурентов. Сегодня врачи и провизоры ограничиваются столкновениями мнений, причем все чаще находят компромисс. Это показал и круглый стол “Два взгляда на лечение (врач – провизор)”, прошедший в рамках международной выставки “Аптека Санкт-Петербурга – 2001”.
Полное название этого мероприятия, завершавшего параллельную программу выставки, дополнялось второй частью “Вопросы биоэтики (взаимоотношения: врач – фармацевт – пациент)”. Именно в этом русле главный гастроэнтеролог петербургского Комитета по здравоохранению, директор НИИ гастроэнтерологии и клинической фармакологии С.-Петербургской медицинской академии им. Мечникова и СПХФА проф. Евгений Ткаченко поднял актуальную для отечественной гастроэнтерологии проблему соотношения лекарственной терапии и хирургии.
“У нас, к сожалению, привыкли считать стоимость отдельно взятой упаковки, а не курса лечения или излечения, – посетовал профессор. – В отношении язвенной болезни европейский экспертный комитет гастроэнтерологов исследовал опыт 15 стран и посчитал, сколько стоят различные виды лечения за 10 лет. Тройная терапия обходится в России от 400 до 2000 рублей, в зависимости от того, инновационные применяются препараты или нет. Такое комплексное лечение в 3 – 6 раз дешевле монотерапии, то есть подлечивания весной или осенью, и в 16 – 18 раз дешевле даже самого щадящего хирургического лечения с учетом мобилизации и других вытекающих из оперативного вмешательства последствий.
И тем не менее некоторые хирурги до сих пор говорят пациенту: ну, что ты всю жизнь ходишь, мучаешься от язвенной болезни? Давай мы тебя прооперируем, потом ешь-пей, что хочешь. Однако если обследовать прооперированных больных через пять лет, становится понятно, что хирургическое вмешательство вызвало серьезные нежелательные последствия”.
К парадоксальным и вместе с тем компромиссным выводам пришли участники круглого стола, обсуждая проблемы клинической фармакологии. Кто должен заниматься ею: знакомый с клиникой фармаколог или клиницист, обучившийся фармакологии? Профессор Ткаченко высказался за второй вариант. Проректор же по научной работе С.-Петербургской химико-фармацевтической академии (СПХФА) Елена Лесиовская согласилась с Евгением Ивановичем не вполне: “То, что нам нельзя теперь готовить клинического фармаколога – провизора, – это большое упущение”.
Однако Елена Евгеньевна предложила и компромисс: в идеале на каждом отделении должна работать пара: клинический фармаколог – врач и клинический фармаколог – провизор. Первый проанализирует, насколько доктора на отделении способны руководствоваться принципами назначения препаратов. Второй прекрасно подготовлен для того, чтобы заниматься фармакокинетикой. А это именно тот объем знаний, который позволит индивидуально подобрать необходимый больному препарат и отследить его по линии взаимодействия, эффективности и безопасности.
Оба ведущих круглого стола согласились с тем, что сегодня на повестке дня стоят достаточно острые проблемы, связанные со своевременным информированием как врачей, так и провизоров о новых препаратах, о тенденциях: уходят в небытие те или иные препараты, на первом плане вместо одной патологии появляется другая, определенные направления медикаментозной терапии признаются перспективными, иные – наоборот.
“Сегодня провизору уже нельзя ориентироваться на одну востребованность препаратов, – подчеркнул Евгений Ткаченко. – Приведу пример: “золотой стандарт” в лечении язвенной болезни – это H2-гистаминоблокаторы. С 1978 года их было разработано пять поколений. Но сейчас это направление “закрыто” как неперспективное”.
Сегодня провизор в меру своих профессиональных возможностей и времени консультирует посетителей аптеки. Нередки случаи, когда он уделяет пациенту даже больше времени, чем врач на приеме, подбирая безрецептурный препарат и даже консультируя, как правильно принимать рецептурный. Поэтому оказывается очень важным, чтобы и врачи, и провизоры оказывались на одном уровне информированности, чтобы данные, которые они получают, согласовывались.
“Рассказывая провизорам о новых препаратах, – иллюстрирует это положение Елена Лесиовская, – слышу один и тот же вопрос: объясните, почему доктора вместе с омепразолом выписывают тетрациклин? Вопрос логичный, потому что до этого проходит лекция по антибиотикам, где я говорю, что тетрациклин уже просто стыдно иметь в аптеках. После тетрациклиновой терапии язвенный больной становится безнадежным с точки зрения дисбактериоза. А дешевизна такой терапии иллюзорна. Выясняется, что стоимость лечения тетрациклином в 18 раз дороже, чем самым дорогим антибиотиком: нужно дополнить ее противоаллергическим препаратом, чтобы не было серьезных осложнений, необходим гепатопротектор, нефропротектор, иммунокорректор, нейропротектор, профилактика, а затем и интенсивная терапия дисбактериоза. А сколько осложнений получит больной за пределами гастроэнтерологической патологии?
Однако в ответ на призыв не закупать тетрациклин слышу: за это на аптеки от врачей, от медицинских учреждений посыплются шишки. Вот где врач и провизор должны объединяться и приводить ситуацию в соответствии с современными подходами к терапии”.
В итоге участники круглого стола сошлись на том, что несмотря на все усилия профессиональных средств массовой информации, несмотря на презентации фирм (которые многие называли устаревшей и уже не востребованной формой работы) единого информационного пространства все равно нет как нет. А потому нужны мероприятия, объединяющие врачей и провизоров. Причем, не раз в год на конференции, а по рабочим поводам. И поводами этими должно стать появление новых эффективных препаратов.

МАКСИМИЛИАНОВСКАЯ ЛЕЧЕБНИЦА

17 апреля исполнился 151 год деятельности Максимилиановской лечебницы, основанной в 1850 г. “Обществом посещения бедных”. Максимилиановская была первой лечебницей для бедных в России и послужила в нашем отечестве прообразом для всех других учреждений этого типа. 12 апреля 1846 года было Высочайше утверждено “Общество посещения бедных” в С.-Петербурге. И Почетным попечителем его, Высочайшей волей, назначен Его Императорское Высочество Герцог Максимилиан Лейхтенбергский. Его высочество, как можно судить по сохранившимся в архиве лечебницы журналам Распорядительного Собрания, принимал с самых первых дней возникновения Общества и до дня своей кончины самое близкое и теплое участие в делах Общества. В 1852 г. мы встречаем в списке членов Общества Государя Наследника-Цесаревича Александра Николаевича и Великого Князя Константина Николаевича, а между членами-медиками имена выдающихся врачей столицы: лейб-медика Арендта, профессоров Заболоцкого, Здекауэра, Киттнера, Кулаковского, Неммерта, Пеликана, Пирогова и Чистовича, с которыми тесно связана история возникновения Максимилиановской лечебницы – учреждения, так много послужившего в России делу развития рациональной подачи медицинской помощи трудящемуся, малоимущему и бедному больному люду.
Как начинали Первая мысль об основании лечебницы для приходящих принадлежит врачу Францу Францевичу Фан-дер-Фляас, который 27 января 1849 года представил в Распорядительное Собрание Общества посещения бедных свой “проект правил лечебницы Св. Лазаря”.
Желая дать людям за крайне умеренную плату, а неимущим – бесплатную скорую и надежную медицинскую помощь, с условием в высшей степени важным – не отрывать их от занятий, которые составляют источник и способ их существования, Общество учредило лечебницу для приходящих.
Благодаря быстрому умножению числа больных, начавших обращаться в лечебницу, а также тому, что в нее допускаются больные всех званий, в приемной зале лечебницы нередко можно встретить рядом со светской дамой крестьянина в рубище, полуобнаженного, страдающего сыпью, нередко заразительной, покрывающей все лицо.
Этот недостаток и неудобство, сопряженное с ним, принудили уже в августе 1850 года расширить помещение лечебницы и устроить две залы для приема, предоставив одну из них преимущественно для отставных нижних чинов с их семейством и для чернорабочих.
За пятилетний период деятельность лечебницы постепенно расширялась и крепла. Деятельность консультантов не ограничивалась только поданием медицинского пособия: многие больные из бедного класса, требовавшие лечения в постоянных больницах, но не принимавшиеся за неимением мест, по ходатайству консультантов попадали в них, некоторые были устраиваемы в богодельни, больные, требовавшие серьезных операций, помещались в хирургическую клинику профессора Н. И. Пирогова, некоторые помещались бесплатно и в другие заведения – ортопедические, гимнастические и т. д.
Второй период Великой Княгине Елене Павловне угодно было, чтобы лечебница продолжала деятельность свою по доселе существовавшим правилам и введенному в ней порядку с заведыванием хозяйственной и медицинской частью доктором Фан-дер-Фляасом и его помощником доктором Ф. П. Окелем. Великая Княгиня лично принимала самое живое и близкое участие в составлении и утверждении Устава лечебницы, который был утвержден лишь спустя 6 лет после его представления официальным путем, несмотря на громадное обаяние и влияние Великой Княгини. В переписке по Уставу впервые встречается мысль Великой Княгини о значении Максимилиановской лечебницы не только как заведения лечебного, но и как заведения до известной степени образовательного для молодых врачей. Эти задачи потом были поставлены Еленинскому клиническому институту.
В документах находим еще одну новую тогда мысль об организации при Максимилиановской лечебнице справочного бюро об имеющихся в больницах Петербурга свободных мест. Высказывалось желание всегда иметь в лечебнице вышеизложенные сведения с той целью, чтобы без проволочки направлять в больницы тех из обращающихся в лечебницу приходящих больных, болезни которых, по мнению врачей, требовали больничного лечения, а также тех, кто, заняв по необходимости койки лечебницы, предназначенные для экстренных случаев, не могли потом ни выписаться домой, ни продолжать лечение в лечебнице.
Руководящим мотивом для проекта увеличения кроватей при лечебнице послужили просьбы больных, особенно приезжих из провинции, пользовавшихся советами консультантов, а также недостаток в С.-Петербурге врачебного заведения, в котором бы лица благородного и купеческого звания во время болезни могли находить покойный приют без изменения привычек домашней жизни и без всякой с их стороны заботливости иметь все необходимое. Поэтому Управляющий лечебницей находил желательным учредить при самой лечебнице отделение на 30 кроватей. Отделение постоянных кроватей было открыто 1 октября 1857 г. В отчете за 1857 г. говорится, что сестры с неутомимым усердием следили за сохранением в заведении порядка, тишины, за точным и совершенным выполнением всех медицинских назначений, о доставлении больным спокойствия и немедленном со стороны прислуги исполнении всех их требований.
Если лечебница вполне обязана своим возникновением и первыми шагами Герцогу Максимилиану Лейхтенбергскому, имя которого она имеет честь носить, то своим расцветом и популярностью она всецело обязана Великой Княгине Елене Павловне, умевшей вдохновить и оживить деятельность тех учреждений, которые Она дарила своим покровительством, отстраняя всякий формализм и рутину.
В следующие годы деятельность лечебницы стала постепенно падать. Число посещений состояло в основном из бесплатных больных, а это не могло не отразиться на средствах, а, следовательно, и на жизни лечебницы. С самого основания число бесплатных посещений составляло 1/5 всего числа, а в 1886 г. бесплатные посещения составляли 41%.
В 1887 г. Городская Дума в виду организации амбулаторий при своих больницах прекратила выдаваемую лечебнице субсидию в 5000 рублей ежегодно, и это еще более подкосило средства лечебницы. Не удалась и попытка организовать филиальное отделение на Разъезжей улице. 1 июля 1885 года было окончательно закрыто отделение постоянных кроватей по случаю открытия Клинического института (ныне – Института усовершенствования врачей). В 1890 году деятельность лечебницы пала так, что не далеко было до катастрофы.
В 1893 г. Ее Высочеством был назначен директором доктор медицины Н. А. Вельяминов. Зная прошлое Максимилиановской лечебницы, мотивы ее возникновения и поставленные задачи, а также ознакомившись с постановкой дела в ней, новый директор сделал выводы, что потребность в ней не отпала, а причина ее упадка, главным образом, состояла в том, что она отстала от жизни. В свое время она была единственным учреждением этого типа, но времена меняются, появились другие требования к медицинским заведениям, а Максимилиановская лечебница мало двигалась вперед, продолжала жить только традициями, своим прошлым, а не настоящим. Она не могла конкурировать с лечебными заведениями нового направления. Задача новой дирекции определилась сама собой: пользуясь старой репутацией и традициями, следовало только реорганизовать лечебницу так, чтобы она продолжала служить тем же целям, но отвечая по возможности современным требованиям.
После смерти Э. Э. Эйхвальда, у Клинического института остались долги, на покрытие которых затруднялись найти источники. После продолжительных рассуждений было постановлено отчислить из основного капитала Максимилиановской лечебницы 10 000 рублей из 38 800 рублей на уплату части этого дефицита. Это случилось в самый критический момент жизни лечебницы, когда вновь назначенный директор принялся за восстановление погибающей от недостатка средств лечебницы. Помощь пришла от попечительницы лечебницы – Великой Княгини: 10 000 рублей были внесены в кассу Клинического института “неизвестной жертвовательницей”. Основной капитал лечебницы тем самым оставлен нетронутым.
В начале 1894 г. директор доложил Попечительному комитету, что помещение лечебницы и ее устройство не соответствуют более современным требованиям.
10 мая 1894 года открыты 4 кровати с операционной. Затем, в течение лета 1894 года, выписаны из-за границы все новейшие ортопедические аппараты, устроены гимнастический зал и отдельное помещение для массажа, причем, в то же время устроен и вполне обставлен всем необходимым зубоврачебный кабинет, помещение всей лечебницы заново отремонтировано, приобретено много белья, мебели, ламп, умывальников, посуды и т. д.
Итак, в первый же год реорганизации учреждения предположения новой дирекции оправдались: при более современном ведении дела лечебница вполне жизнеспособна как самостоятельное учреждение, и потребность в ней публики нисколько не уменьшилась.
Возрождение
Особого внимания заслуживает организация в 1896 году дирекцией больницы транспортировки частных больных. Мысль завести при Максимилиановской лечебнице санитарные экипажи, чтобы ими могли пользоваться за плату частные лица, возникла у директора с первых дней его назначения, однако для осуществления этой идеи долго не хватало средств, пока одна просвещенная и гуманная личность, пожелавшая остаться неизвестной, которая принесла в дар лечебнице санитарные экипажи и колесные носилки, стоимостью в 3000 рублей. Экипажи эти были заказаны в Вене и приспособлены для транспортировки незаразных больных. Они были доставлены в конце 1895 года, при этом министр финансов разрешил их беспошлинный ввоз. Эти экипажи известной конструкции Lobner, освещаются электричеством, имеют 2 ската колес с простыми и резиновыми шинами, очень удобны и покойны. Было разрешено ежегодно расходовать 760 рублей на наем сарая в доме, где помещалась лечебница и двух служителей-санитаров для сопровождения больных. Относительно лошадей лечебница вошла в соглашение с соседом-извозопромышленником, обязавшимся поставлять лошадей с кучером по первому требованию с платой 3 рубля за каждый проезд в черте города. В феврале 1896 года экипажи были предоставлены для пользования публике. Отпускаются экипажи во всякое время каждому, кто предоставит удостоверение врача, что больной не заразен. Плата за пользование экипажем в черте города – 10 рублей (из них лечебница платит 3 рубля за лошадь), за город – по уговору с администрацией лечебницы. Малоимущим по заявлению врача экипажи отпускаются за 3 рубля, а неимущим – совершенно бесплатно, причем за лошадь уплачивает сама лечебница.
В том же 1896 году директором расширена значительно деятельность ортопедического отделения. В 1897 году при ортопедическом отделении открыта мастерская для обучения детей-калек разным ремеслам. С этой целью в доме, где помещается лечебница, нанята еще одна квартира, выписаны из Финляндии нужные инструменты и снаряды и приглашена из Гельсингфорса, специально подготовленная для этой цели, учительница. В этой мастерской устроено и отделение для производства дешевых ортопедических снарядов (костылей, корсетов, туторов, аппаратов для вытяжения и т. д.). Эта мастерская на С.-Петербургской Ремесленной Выставке в 1899 году удостоилась высшей награды.
Удовлетворительное за последние годы финансовое положение лечебницы дало возможность директору приобрести в 1897 году, согласно требованиям времени, рентгеновские аппараты и ввести освещение лечебницы электричеством.
Подводя итог деятельности Максимилиановской больницы за 50 лет ее существования, нельзя не прийти к заключению, что лечебница с успехом доказала свою жизнеспособность и потребность в ней жителей Санкт-Петербурга.

Подготовил Александр Верховный

Лечим всех

– Какие проблемы? – улыбается мой собеседник. – Да такие же, как и у всех бюджетных организаций. И основная из них – острый дефицит средств. Отсюда низкая зарплата, особенно у среднего медперсонала. У сестры-хозяйки зарплата составляет, например, 325 рублей. Это мыслимо в наше время? Медсестры пару месяцев поработают – и в коммерческие структуры. Платят меньше, чем учителю, а труд тяжелый, особенно в реанимации. Митинговали, а что изменилось? Вот и остались такие, кто по 15–20 лет уже отработал в этой больнице и в другом месте себя просто не представляет.
Вторая проблема – устаревшее оборудование. Получили следящую аппаратуру, приобрели за счет спонсоров эндоскопическое оборудование. А южнокорейские УЗИ уже давно не отвечают современным требованиям диагностики. Да и многое другое… Но у Комитета по здравоохранению ответ один – нет денег.
Хотелось бы сделать ремонт фасада. С машинами плохо. Больница работает в режиме скорой помощи. А от услуг Объединения санитарного автотранспорта пришлось отказаться. Они предоставляли на дежурство такие разбитые машины, которые полсмены простаивали из-за поломок.
С Пожнадзором проблемы. У нас нет сигнализации, которую требуют пожарные. С лицензиями просто анекдот. Требуют страховать в лифтах третьих лиц. Вы когда-нибудь слышали, чтобы в лифте пострадал пассажир? Не автомобиль все-таки. Но если не отлицензировать этот лифт, то больных будешь с этажа на этаж таскать на себе. Сама система лицензирования доведена до абсурда. Отдельно и в разных инстанциях оформляешь документы на тот же лифт, кислородную станцию, аптеку, каждое отделение и больницу в целом. Это куча справок, денег и времени.
Еще у нас проблемы с травматическими больными. Наша больница находится в центре города, и 90% травмированных – это пьяные. Они, как правило, агрессивны: бьют окна, хамят персоналу.
Есть приемное отделение и стационар на 60 коек. Так вот, если в год через стационар проходит 7 тысяч травмированных, то через приемное отделение – 8 тысяч. Нагрузка колоссальная.
Наверное пришло время позаботиться о пожилых больных, открывать для них хосписы. Одинокие старики попадают к нам и остаются, никто их не забирает. Зимой того же бомжа на улицу не выбросишь. Они занимают койки и портят нам показатели. Страховые компании за них не платят. Из собеса приносят два раза в неделю продукты для таких больных – вот и вся помощь.
– Андрей Васильевич, расскажите пожалуйста, о чем-нибудь хорошем. Наверное все не так уж и плохо?
– Да, конечно. Вот, например, мы с 1996 года были постоянно должны за свет, тепло, воду. Прошли все арбитражные суды. А в тарифы расценки на коммунальные услуги включили только в августе этого года. Уже хорошо. Сегодня у нас нет задолженности. Выжили.
В больнице хорошие показатели: 150% сверхплановых больных. С медикаментами нет проблем. Месячный запас имеем всегда. У нас своя аптека.
Есть психосоматическое отделение на 20 коек. В городе проблема с такими койками. По инициативе главного психиатра города Л. П. Рубиной открыты такие отделения уже в трех больницах.
Раньше с такими больными, получившими травму, например, вынужден был сидеть врач-психиатр. Теперь в специализированных отделениях нет в этом необходимости.
Так что, несмотря ни на что, мы живем и развиваемся.

Записал Александр Верховный

ГРИНПИС за чистое Балтийское море

В 1985 году организацией Гринпис было куплено бывшее голландское буксирное судно. Вертолетная площадка была пристроена в следующем году. Само судно постоянно обновлялось и совершило три рейса в Антарктику. В дальнейшем оно участвовало в самых различных компаниях. В конце 1989 года в ходе акции протеста против ракетных испытаний в морях высоких широт судно пострадало при столкновении с крейсером США. Сильно поврежденный, со значительной пробоиной чуть выше ватерлинии, корабль сумел добраться до порта.
В октябре 1990 года он отправился к архипелагу Новой Земли – северному ядерному полигону, где четверо активистов успешно высадились на территории засекреченного полигона, чтобы провести анализы радиоактивного загрязнения местности. Сотрудники КГБ, поднявшиеся на борт, повредили системы связи, но корабль и команда из-под ареста были все-таки освобождены.
В сентябре 1995 года судно было арестовано французскими ВМФ, команда частично депортирована. После проведения целой серии акций протеста была арестована уже сотня человек вместе с судном. Освободили их только через полгода. Корабль пришел в Новую Зеландию, отремонтировался и вновь отправился выполнять всю нелегкую миссию.
К нам, в Россию, судно заходило (последнее посещение) 10 лет назад. И вот оно снова у нас, в Петербурге.
23 апреля пригласили на корабль журналистов на пресс-конференцию по проблемам токсического загрязнения Балтийского моря. Журналистов было много. Информации в СМИ – мало. О причинах такого подхода к теме можно только догадываться.
На меня самого это посещение произвело гнетущее впечатление. Знал ведь, что дела с экологией (несмотря на то, что в городе имеются прокуроры по надзору за экологией) обстоят не ахти, но не догадывался, что все так уж мрачно.
А молодым “гринписовцам”, похоже, не привыкать. Они пришли к нам, в Питер, из Великобритании, где работали с нефтяными компаниями, провели две акции протеста, в результате которых было арестовано шесть человек, а часть оборудования конфискована.
В течение следующего месяца корабль побывает в нескольких странах балтийского бассейна, где расположены предприятия, отравляющие воды Балтики стойкими органическими загрязнителями (СОЗ). Это самые опасные яды из известных в мире на сегодняшний день.
Балтийская экспедиция стала завершающим этапом 3-х годичного общемирового тура Greenpeace по наиболее загрязненным участкам планеты. За это время корабль “Greenpeace” побывал в Латинской Америке, Юго-Восточной Азии, Северной Америке, Европе. Конечный пункт назначения – Стокгольм, куда судно придет 23 мая. В этот день представители 120 стран соберутся в Стокгольме для подписания международного Договора по стойким органическим загрязнителям (СОЗ), требующего отказа от производства и использования 12 самых опасных химических соединений.
Регион Балтийского моря был одним из первых, где широкое распространение стойких органических загрязнителей (СОЗ) и других загрязняющих веществ, а также их негативное влияние на окружающую среду и здоровье человека, было признано еще в начале 70-х годов.
Основными показателями загрязнения СОЗ является их содержание в продуктах, с повышенным количеством жиров (например, молоко, масло и рыба). Высокие концентрации диоксинов и полихлорбифенилов (ПХБ) обнаружены в рыбе, выловленной в Балтийском море. Поэтому женщинам репродуктивного возраста в Швеции не рекомендуется употреблять в пищу рыбу из Балтийского моря чаще, чем один раз в месяц. Для остального населения нормы потребления балтийской рыбы ограничены одним разом в неделю, что распространяется на такие виды, как лосось, форель и сельдь. Населению Финляндии не рекомендуется потребление балтийского судака. В других странах Балтийского побережья, в том числе и России, таких норм не существует.
Санкт-Петербург – один из самых крупных источников поступления токсичных веществ в Балтийское море и неблагоприятный в экологическом плане город.
Высокотоксичные вещества из “списка 12” попадают в организм человека с продуктами питания и накапливаются многие годы. Так, в крови жительниц Санкт-Петербурга было выявлено такое количество диоксинов и фуранов, которое сопоставимо с концентрациями, обнаруженными у женщин одного из самых неблагоприятных городов России – Чапаевска.
Ученые обнаружили новые вещества, действия которых на организм человека еще не известны, так как до конца не исследованы.
Население крайне обеспокоено экологическими проблемами в городе на Неве. Причем, большая часть считает, что никто не уделяет достаточного внимания экологическому состоянию Петербурга. И заниматься прежде всего, по мнению опрошенных, необходимо озеленением города, созданием новых городских парков.
На пресс-конференции, состоявшейся на борту легендарного корабля MV Greenpeace, было объявлено об открытии официального представительства в Санкт-Петербурге. После этого интернациональная команда Greenpeace организовала акцию по посадке деревьев в детском саду № 83 Приморского района.
Для сведения:
l В Ленинградской области расположено более 10 “горячих точек”, признанных международным сообществом крайне опасными. Большинство из них находятся вблизи Балтийского побережья. Это полигон по захоронению токсичных отходов “Красный Бор”, очистные сооружения Санкт-Петербурга, предприятия целлюлозно-бумажной промышленности, автомобильный транспорт и др. Исследования показали, что процент смертности от злокачественных опухолей жителей из населенных пунктов, близлежащих к “Красному Бору”, в целом выше, чем в соседних районах и в целом по области.
l Свалки – один из самых распространенных источников попадания СОЗ в окружающую среду. Каждый год в Санкт-Петербурге образуется 5 млн куб. м бытовых отходов. Поскольку в России практически отсутствует раздельный сбор мусора, на городские свалки поступает смесь из различного рода материалов, представляющая собой коктейль из разных соединений. При горении бытового мусора выделяются диоксины. Повышенные концентрации диоксинов и ПХБ в грунтах в районе озера Долгое превышают предельно допустимый уровень в 70 раз.
l К относительно благополучным районам в Санкт-Петербурге относятся парк Ленина, Петровский пр-т, парк Луначарского и др.
В Ленинградской области из 55 имеющихся санкционированных свалок более половины не отвечают природоохранным и санитарным требованиям. При условии отсутствия санитарно-защитных зон, систем отвода и очистки дождевых вод и фильтрата свалок, отсутствия водоупорных экранов, большинство из них становятся мощнейшими источниками диоксинов и других стойких органических загрязнителей в окружающую среду.
Кроме санкционированных свалок и полигонов, на территории Санкт-Петербурга и Ленинградской области выявлено 284 несанкционированные свалки, сосредоточенные в районах размещения садоводческих хозяйств.
Настораживает тот факт, что в последние годы наметилась тенденция к возрастанию доли изделий из поливинилхлорида (ПВХ), полимерных упаковочных материалов для продуктов питания. В 2000 году процент полимерных материалов составил в среднем 6–8%. Только один Масложировой комбинат расходует в год более 30 тонн ПВХ для упаковки своей продукции, которая, в конечном итоге, попадает на свалки.
Особого внимания заслуживает свалка отходов ПО им. Козицкого на Васильевском острове. Не только на свалке, но и в почвах прилегающих территорий, концентрации полихлорбифенилов (ПХБ) достигают 15 ПДК. В почвах в районе старой и новой Парголовских свалок содержание ПХБ достигает 50–70 ПДК.
Рекультивация отнюдь не ликвидирует источник поступления диоксинов в природные объекты города. Учитывая опыт, полученный при обследовании бывших свалок в Санкт-Петербурге (например, оз. Долгое), можно с определенной уверенностью говорить о том, что эти зоны на протяжении десятков лет являются и будут являться источником поступления высокотоксичных соединений.
Автомобильный транспорт Другим мощным источником поступления в воздух и почвы диоксинов является автомобильный транспорт. Грузовики и автобусы, использующие дизельное топливо, являются главными источниками выброса диоксинов двигателями внутреннего сгорания. Поэтому вблизи автомагистралей с наибольшей интенсивностью движения и наблюдаются значительные количества выброшенных диоксинов.
Одна из культурных задач по обеспечению экологической безопасности в городе – контроль за таким видом отходов, как отработанные автомобильные масла. За последние годы увеличение числа автомобилей привело к увеличению объемов подобных отходов, а появление сотен мелких авторемонтных предприятий усложнило контроль за ними. Так что пока угроза попадания в окружающую среду неконтролируемого количества отработанных масел велика, как никогда.
Продукты питания Рано или поздно из окружающей среды диоксины поступают в организм человека. В основном, через воду и продукты питания. В связи с этим особую опасность представляют диоксины для жителей пригородных районов.
Одним из таких районов является поселок Новоселки (Выборгский район Санкт-Петербурга), располагающийся в непосредственной близости от Старой и Новой Парголовских свалок, иловых площадок Северной станции аэрации и Левашовского аэродрома. Проведенные анализы показали наличие высоких концентраций ПХБ в авиационном топливе военного городка, грунтах на свалках, иловых площадках, в лесных массивах, а также произрастающих там ягодах и грибах, на полях и огородах, колодезной воде, используемой для полива, и в самих продуктах питания (картофель, яйца, молоко). В почве хозяйства “Пригородный”, где выращиваются овощи для городского населения, также выявлено значительное содержание токсикантов.
При этом необходимо отметить, что уже сегодня сложились условия, при которых токсиканты могут попадать в пищу горожан, поскольку ряд крупных хозяйств (“Шушары”, “Ручьи”, “Парголовский” и др.) находятся на землях, непосредственно прилегающих к промышленным зонам и аэродромам.
Общий высокий уровень загрязнения природных объектов области хлорорганическими загрязнителями приводит к загрязнению местных молочных продуктов и, в особенности, масла.
По данным ЮНЕП (Специализированное агентство ООН по охране окружающей среды) содержание доксинов в крови жителей Санкт-Петербурга выше, чем аналогичные показатели большинства регионов России, Швеции, США, Японии, Канады, Словакии, Новой Зеландии.
Сжигание осадков сточных вод на Центральной станции аэрации на о. Белый Ежегодно в акваторию р. Невы и Невской губы сбрасывется около 1400 млн куб. м сточных вод. 30% из них относятся к категории неочищенных стоков.
Ежесуточно на городских очистных сооружениях образуется около 1500 тонн осадка (2/3 всех образующих иловых масс). Высокая насыщенность осадков токсичными элементами создает сложную проблему их дальнейшей переработки.
В настоящее время была сделана ставка на сжигание илов на установке по сжиганию осадков активного ила Центральной станции аэрации, расположенной на о. Белый в Санкт-Петербурге. Она является первым в России и в Восточной Европе заводом по сжиганию осадков сточных вод. По утверждению специалистов, в Европе действуют только 3 завода такого технического уровня – в Бирмингеме, Париже и в Санкт-Петербурге.
Необходимо отметить, что проект не является новейшей разработкой в области химических технологий, и учитывать, что основной воздушный перенос осуществляется на Васильевский остров, район с повышенным фоном загрязнения ПХБ. Любой другой новый источник диоксинов и ПХБ ухудшит экологическое состояние района и здоровье людей.
Одним из дополнительных факторов риска является то, что завод расположен в Финском заливе, и предприятие непосредственно воздействует на водные экосистемы Балтийского моря.
Координатор токсической компании по России Алексей Киселев сообщил, что приведенные исследования продуктов, предлагаемых нам на рынках области, далеко не всегда соответствуют нормам. К примеру, сливочное масло загрязнено токсинами.
Борются с подобными явлениями “гринписовцы” различными способами, в том числе и нетрадиционными: в Стокгольме, перед Министерством по окружающей среде, поставили контейнеры с отравленной рыбой.
И если скандинавские страны, по мнению Витце ван дер Наальда, стараются придерживаться международных стандартов, то страны Балтии и Россия должного внимания этой проблеме не уделяют. Так, Дания представила специалистам Гринписа для обследования 600 предприятий, а Россия только 40.
Эй, высокопоставленные чинуши, отправляйтесь-ка вы в космос. Посмотрите: до чего же хрупкая наша планета Земля!

Подготовил Александр Верховный

28.11.2012


Посмотрите также:
Почему образуется «круглая спина»?
Почему образуется «круглая спина»?

Кифоз – это искривление позвоночника в верхней его части, зачастую с образованием горба....
Эндопротезирование – «второе дыхание» для многих спортсменов
Эндопротезирование – «второе дыхание» для многих спортсменов

Современная медицина, в частности ортопедия, сделала за последнее десятилетие очень серьезный...
Причины цирроза печени
Причины цирроза печени

Циррозом печени называют изменение ее строения, при этом заболевании клетки печени заменяются...
Аппендицит в острой форме
Аппендицит в острой форме

 Аппендицит представляет собой воспалительный процесс в червеобразном отростке слепой...
Санаторий для вашего здоровья
Санаторий для вашего здоровья

Отдых в санаториях достаточно популярен почти во все времена. Это неудивительно, кто-то...