Сказка о Золотой Рыбке и Враче-бюджетнике

> Медицинский юмор > Медицинские фельетоны > Сказка о Золотой Рыбке и Враче-бюджетнике

Решил как-то раз Врач-бюджетник счастья попытать и изловить Золотую Рыбку. Взял спиннинг и пошел к Самому Синему Морю. Идет он и думает: “Поймаю Золотую Рыбку и до тех пор не буду ее отпускать, пока заработную плату всем медикам не повысит до реального прожиточного минимума. Посажу ее в аквариум, буду кормить, ухаживать, а отпускать не буду, пока все обещания свои не выполнит”. Пришел Врач-бюджетник к Самому Синему Морю, а на нем большое волнение. Ветер дует западный, рыночный, холодный. Волны на берег одна за другой накатывают и выносят всякий мусор. Небо суровое, молнии сверкают. Прицепил он блесну потяжелее, замахнулся и забросил далеко-далеко. Пришла блесна с пустыми крючками. Забросил Врач-бюджетник блесну еще дальше. Опять пустую вытащил. И так много раз. Устал уже, совсем было отчаялся, но при очередном забросе почувствовал, как задрожала леска, напряглась. Вытащил он на песчаный берег блесну, а на крючке – Рыбка Золотая. Маленькая такая, но, как положено, на голове корона блестит, вся алмазами усыпанная.
Взял Врач-бюджетник Золотую Рыбку нежно в руки, травмированную губку зеленкой смазал и говорит: “Ты меня, Золотая Рыбка, прости, но не смогу я тебя отпустить сразу в Самое Синее Море. Слишком уж сложное поручение хочу тебе дать. Придется тебе до его выполнения посидеть у меня в аквариуме”. Взмолилась Золотая Рыбка: “Отпусти меня, пожалуйста. Не смогу я в аквариуме ничего с твоим поручением сделать. Специфика моей деятельности такова. Только в Самом Синем Море, на дне, в офисе Царя Морского смогу что-то сделать, а для того, чтобы у тебя не оставалось никаких сомнений, сразу же, как только отпустишь, при тебе позвоню Михал Михалычу”.
Подумал-подумал Врач-бюджетник, да деваться-то некуда. Размахнулся – и бросил рыбку подальше в Самое Синее Море. А Золотая Рыбка, еще волны не коснувшись, обернулась русалкой красоты неписаной. Улеглась на гребень волны и катит. А как волна ближе к берегу подходит, на другую перепрыгивает, едва заметно хвостиком махнув. Вся в пене морской, позы красивые принимает. Стоит Врач-бюджетник, как завороженный. Никогда подобной красоты в жизни не видел. Волосы у нее золотые по плечам рассыпаны, плечи покатые и грудь наполовину прикрывают. Бедра крутые, в положенном месте чешуей серебристой покрыты, а ноги, книзу в хвост переходящие, переливаются радугой. На голове корона бриллиантами искрящаяся, а лицо… Неописуемая, короче, красота ему представилась. Уронил он свою снасть и, не отрывая взора, стал раздеваться.
– Так я слушаю твое желание, – говорит ему Золотая Рыбка голосом божественным.
– Щас, ща-а-с, – невнятно ей тот отвечает, продолжая снимать с себя одежды всякие, холода совсем уже не замечая.
– Что это ты надумал и зачем раздеваешься, – молвит ему Золотая Рыбка, – лучше высказывай свое любое желание.
– Ща-а-с-с, – бормочет Врач-бюджетник, – а ты плыви поближе, не лето же, в такой воде любое желание пропадет…
– А коль пропадет, зачем же ты ко мне плыть собираешься?
– А-а-а, пропади оно все пропадом, если не получится, то поплыву к другому берегу. Все равно жить невмоготу стало. Подожди, тебе говорят, Золотая Рыбка!
– Одевайся немедленно и слушай меня, – молвила Золотая Рыбка.
Очнулся Врач-бюджетник, перестал суетиться, охолонул под ветром морским. Стал одеваться. А Золотая Рыбка между тем в воздухе своими изящными пальчиками щелкнула, и в руке у нее оказался сотовый телефон. Нажала она на нем кнопочку и приложила к уху.
– Соедините меня с Михал Михалычем, пожалуйста, – а сама с такой нежностью и грустью на Врача-бюджетника поглядывает. – Михал Михалыч, это Рыбка Золотая, здравствуйте. Что же это вы там в правительстве своих врачей-бюджетников совсем заморили? Вот попалась я тут одному из них на крючок. Что? Нет, не надо мне ни ОМОНа, ни “Альфы”. Интеллигентный он, отпустил уже меня, а я ему пообещала… Ну что вы! У нас, Золотых Рыбок, так не принято. Пообещала, значит, буду делать. Это я специально при нем вам звоню, чтобы уверенно к коллегам своим мог возвращаться. До завтра!
И обращается к доктору:
– Иди с Богом и не сомневайся. Будет у тебя и куртка новая, и белье шелковое, и у твоих товарищей тоже, чтобы не было стыдно раздеваться. Будет и зарплата на уровне прожиточного минимума. А мне все-таки жаль, что послушался меня и не поплыл…
Махнула своим радужным, изящным хвостиком и исчезла в морской пучине. Идет Врач-бюджетник домой и сокрушается: “Вот дурачина я, вот простофиля. Совсем от нужды рехнулся. Это же надо, такую Золотую Рыбку упустил, таким шансом не воспользовался! Да, черт с ней, с зарплатой! Да еще сто лет бы можно было в потертой куртке ходить. Ну, зачем это я ее послушался? Плыть надо было к ней, дураку, плыть, а там бы согрелся…”.
Идет он с такими мыслями домой, как никогда, мрачный и злой. Навстречу ему стоматолог из негосударственной фирмы:
– Как рыбалка, дорогой, успешная?
– Это как сказать… Представляешь, поймал я Золотую Рыбку да отпустил по ее просьбе в Самое Синее Море, а она обернулась такой русалкой, что до сих пор отойти не могу.
– А попросил-то что?
– Зарплату, естественно. Пообещала. При мне позвонила Михал Михалычу. Завтра, наверное, поднимут до прожиточного минимума.
– Ну, брат, ты даешь! Вот уж действительно затмение на тебя нашло. Просить надо было хотя бы такую зарплату, как в Америке. Ради такого можно было, конечно, и отпустить ее. Что же ты так опростоволосился? Иди, простофиля, завтра снова к Самому Синему Морю, вызывай свою Золотую Рыбку, проси внести коррективы в требования.
Наутро не стал Врач-бюджетник дожидаться информационной программы по телевидению, оделся потеплее и пошел к Самому Синему Морю. Взбунтовалось Самое Синее Море пуще прежнего. Катит на берег высокие, тугие волны. Черными тучами небо затянуто. Молнии сверкают одна за другой. Ветер с ног сшибает. Долго Врач-бюджетник кликал Золотую Рыбку, долго она не появлялась. Совсем замерз и сильно расстроился Врач-бюджетник. Вот и верь после этого красивым женщинам. Поди, проверь, с кем она там щебетала. Лопухнулся ты, брат, самым примитивным образом… Вдруг смотрит, блеснуло что-то. И подплывает к нему Золотая Рыбка, и говорит ему голосом человеческим: “Что пригорюнился, милый мой, что закручинился? Или опять беда какая приключилася? Или сомнения одолели мрачные? Поведай мне все, как есть”.
– Сам-то я об одном только сожалею, что не поплыл к тебе, когда ты девою морскою оборачивалась. А друзья-товарищи называют меня дурачиною, что попросил у тебя зарплату для них ничтожную. Если точнее сказать, унизительную. Говорят, иди, дурачина, проси внести коррективы, чтобы Рыбка Золотая зарплату нам сделала, как в других странах, достойную. Чтобы на нее прожить можно было, о куске хлеба не задумываясь. Чтобы детей можно было одевать в шубки меховые, а кормить фруктами заморскими. Чтобы учить их можно было своей врачебной профессии. Да, чтобы в музыке разбиралися. Чтобы с иностранным языком затруднений по жизни не испытывали. Да еще, чтобы жены наши не стыдились за мужей своих положение. Да еще, говорят, чтобы ты, Золотая Рыбка, поднатужилась да сделала, чтобы врачи американские нам завидовали…
– Не кручинься, мой милый, иди себе с Богом. Поговорю об этом с Михал Михалычем. Думаю, что получится. Негоже нам хуже других жить при богатствах страны несметных. Есть в словах друзей твоих товарищей справедливое. Вон, гляди, как олигархи наживаются.
Идет Врач-бюджетник от Самого Синего Моря и думает: “Вот опять же я опозорился. Не об этом просить надо было Золотую Рыбку, а о том, чтобы снова девою морскою обернулась. Да поплыть бы с ней на волне морской, куда волны вынесут…”. Тут навстречу ему “мерседес” притормаживает. Выходит друг его, раньше вместе работавший, а теперь уже несколько лет чем-то торгующий. Остановил двух дюжих молодцев-телохранителей, не доходя шагов несколько, обнимается. “Что, – говорит, – такой сумрачный? Или случилось нехорошее? Или проблемы какие, поведай мне…”. Рассказал ему Врач-бюджетник про Золотую Рыбку да про думы свои.
– Ты, братан, как был дурачиною, извини, так им и остался. Сколько раз я тебе предлагал бросить все это клистирное занятие и со мной бизнесом заняться! Давно бы свою Золотую Рыбку уже выловил, и она каждый день за хорошие бабки перед тобой кем хочешь оборачивалась бы. Посмотри на меня, а так ли давно мы с тобой в одной ординаторской сиживали? Мне, понимаешь, уже непонятно то, о чем ты Золотую Рыбку свою просишь. Мне уже ни от кого и ничего не нужно. Я сам кому хочешь могу помочь. Кстати, тебе, может быть, бабки нужны? Проси, не стесняйся. Старую дружбу я помню и тебя очень уважаю.
– Не надо мне от тебя ничего. А про Золотую Рыбку ты зря…
Расстались, идет Врач-бюджетник, а навстречу ему бандиты. Останавливают, в сторонку отвели. Главарь доктора под ручку берет и разговор с ним заводит:
– Наслышаны мы, что выловил ты Золотую Рыбку и отпустил. Нехорошо сделал. Значит, так: завтра утречком ты приходишь на старое место и зовешь ее, а потом просишь, чтобы подплыла поближе. И начинаешь с ней калякать. Вешай ей на уши, что хочешь, и подольше, подольше… Понял? Только шутить с нами не вздумай. Пора бы тебе уже понимать, кто в этой стране хозяин.
Всю ночь не спал Врач-бюджетник, вздыхал, с боку на бок поворачивался. И представил он, как поймают его Золотую Рыбку, как посадят ее в банку бандиты, как будут над ней измываться. Но деваться некуда, пошел он утром к Самому Синему Морю. Ужасно вздыбилось Самое Синее Море. Волны высотою с дом катят. Ветер свистит, с ног сбивает. Небо совсем почернело, грохочет и молниями все исполосовано. Дождь проливной начался. Стоит на берегу Врач-бюджетник, по сторонам оглядывается. Знает только, что много глаз за ним сейчас наблюдает. Вымок весь до нитки, продрог, а звать Золотую Рыбку все не решается. Потом вздохнул тяжело, сложил ладони лодочкой и стал звать ее. Долго звал, но все злее становились волны, все больше морской пены швырял ветер ему в лицо, а Золотая Рыбка так и не появилась.
Повернулся Врач-бюджетник и побрел от берега. Из-за валунов вышли трое парней и молча перегородили ему путь. Постоял-постоял Врач-бюджетник и опять пошел к Самому Синему Морю звать Золотую Рыбку. Долго он ее звал. Наконец, на гребне одной из волн в свете молнии блеснула ее бриллиантовая корона. Собрав все силы, набрав в легкие воздуха как можно больше, что есть мочи прокричал он в Самое Синее Море: “Прощай, Золотая Рыбка! Уплывай скорее отсюда…”. Из-за камней несколько раз сверкнули маленькие молнии – и сразу улеглись волны, стих ветер, а на песчаном берегу остался лежать Врач-бюджетник, и светлая улыбка застыла на его побелевших губах…
Г. А. КОМАРОВ 16.12.2012



Посмотрите также:
Забота о достойной старости
Забота о достойной старости

К сожалению, у времени есть свои законы, и старость приходит к нашим близким неизбежно. В...
Продажи лекарственных препаратов в России снижаются
Продажи лекарственных препаратов в России снижаются

  Продажи лекарственных препаратов в России постепенно снижаются, и это несмотря на то,...
Осторожно: аспирин!
Осторожно: аспирин!

Прием аспирина и прочих разжижающих кровь лекарств может привести к микроскопическим...
Системы отбеливания зубов, заслуживающие мировое признание
Системы отбеливания зубов, заслуживающие мировое признание

Главная цель эстетической стоматологии – красивая и белоснежная улыбка пациента. Как...
Психологическое расстройство
Психологическое расстройство

Проблемы психологического характера в современном мире становятся актуальнее с каждым днем,...