Диктатура профессионального долга и чести

> Статьи > Прочие материалы по медицинской тематике > Диктатура профессионального долга и чести

Для последних поколений российских граждан слово “диктатура” прочно ассоциируется с узурпацией власти одним человеком или группой лиц, с репрессиями или притеснениями, с ограничением прав и свобод, с лагерями и рабским трудом. При диктатуре пролетариата жили, при сталинской диктатуре жили, при псевдодемократической диктатуре тоже, при криминальной диктатуре довелось пожить. В этом смысле на подсознательном и сознательном уровнях понятен внутренний протест к ни в чем неповинному в общем-то хорошему слову. Возможно, не стоило из чисто психологических соображений включать это слово в заголовок. Тем более, что его довольно часто используют по разным поводам, уместно и не очень. В дело и не в дело. По необходимости и без оной. Наверное, и в данном случае можно было бы подобрать несколько синонимов и обойтись без скомпрометированного термина. Но чем больше я размышлял над тем, применять слово “диктатура” или не применять, тем больше укреплял в себе уверенность в том, что равного по смысловой емкости синонима нет. В том смысловом понятии, которое обычно мы вкладываем в слово “диктатура”, главным является власть. Власть сильного над слабым, одного человека или маленькой группы людей над всеми остальными. Но не только людей. Например, “диктатура закона”. Как-то реже мы задумываемся над тем, что и в отдельно взятом человеке происходит внутренняя борьба разных начал, мотивов, стремлений, желаний, чувств. При этом одни неизбежно берут верх над остальными. В результате человек становится либо злым, либо добрым, либо честным, либо лжецом, либо законопослушным, либо преступником, либо трудолюбивым, либо ленивым. Все зависит от того, какая “внутренняя диктатура” устанавливается в каждом из нас. Есть и такая часть людей, у которых в силу природных качеств и воспитания нет внутреннего стержня. Такая вот “пластилиновая” категория. Они, как травинки, клонятся от малейших жизненных, бытовых, политических дуновений. Слабые и, как правило, ничего не достигающие люди. Они могут быть добрыми и тут же совершить подлость. Могут любить и при случае предать. Могут добросовестно работать много лет, а в критической ситуации покинуть свой пост.
В медицине такие люди наиболее опасны. Зато особенно ценны те, у которых существует внутренняя диктатура профессиональной ответственности и долга. Если бы меня спросили, каким кроме ума качеством должен обладать стремящийся в медицину человек, то я бы ответил: имеющий в себе “царя”. Обладающие внутренней диктатурой долга и чести люди наиболее пригодны для врачебной профессии. Вероятно, не очень сложно придумать некий набор психологических тестов, позволяющий судить о наличии или отсутствии такого внутреннего стержня. До сих пор общество не ставило перед собой подобной задачи, поскольку существовало распространенное представление о том, что плохие люди в медицину сами не пойдут. И для этого были определенные предпосылки. Прежде всего – низкая общественная оценка труда врача. Добровольно обречь себя на очень плохо оплачиваемый, тяжелый и ответственный труд могут только увлеченные люди. Это было заблуждением, поскольку изрядная часть становилась врачами только потому, что не имела ни математических способностей, ни ярко выраженных талантов, ни определенных устремлений. В последнее время, когда врачебная профессия становится экономически привлекательной, к таковым добавилась значительная часть корыстных людей. Особенно в таких областях, как стоматология, хирургия, гинекология, урология, венерология. В тех, где при определенных обстоятельствах между врачом и пациентом появляются довольно большие деньги.
Наступает такое время, когда дальнейшее ослабление нравственного потенциала врачей становится опасным явлением и для профессии, и для пациентов. В целом, в обществе уже начался процесс девальвации врачебного звания. Все чаще люди высказывают недовольство врачами и здравоохранением. Далее может произойти разрушение тысячелетиями формировавшегося высокого авторитета врача, а это отнюдь не будет способствовать прогрессу медицины и повышению благосостояния медиков. Это в последующем приведет к еще большему засилию всякого рода знахарей, целителей, экстрасенсов, колдунов и прочей дремучей и жадной на наживу братии. Ослабление нравственного потенциала врачей является тем самым субстратом, на котором размножается и крепнет паразитирующая вокруг научной медицины плесень. Ослабление диктатуры долга и чести у ученых приводит к тому, что тысячи онкологических больных теряют время на “лечение” плавниками акулы или слабым раствором сулемы на молочной сыворотке, а разворотливые проходимцы выкачивают из карманов доверчивых людей немалые деньги. А чего стоит высказывание крупного чиновника от здравоохранения в средствах массовой информации о допустимости для себя при определенных обстоятельствах обращения к целителю. Нравственная коррозия в медицине опаснее дефицита лекарств и оборудования. Никто не считал цены уступок нашей медицины и здравоохранения средневековому мракобесию, воскрешению которого способствовал потрясший Россию общественно-экономический кризис. На самом деле цена эта очень высока. И в сокращении средней продолжительности жизни мужчин и женщин наряду с социальными и экономическими факторами не последнее место занимает профессиональное медицинское “вероотступничество”. Значит, у нас довольно много врачей и ученых, не имеющих внутренней диктатуры долга и профессиональной чести.
В наше время не нужно идти на костер за убежденность в том, что лейкемия возникает не от сглаза. Не нужно рисковать жизнью и ставить эксперименты на себе для доказательства инфекционной природы распространенных болезней. Не нужно затрачивать время и немалые средства для доказательств отсутствия лечебного эффекта от сверхслабых биополей в век электронных вихрей, бушующих вокруг человека, сидящего за компьютером с сотовым телефоном около уха или за пультом управления атомной электростанции. Но в наш век нужно по-новому рассматривать критерии профессионального соответствия врачей. Не только по количеству вылеченных ими пациентов, оставшихся не охваченными шарлатанами, а по уровню воздействия на сознание населения. Рассуждая в этом направлении, мы можем понять, почему в последние годы окончательно рухнуло санитарное просвещение. Потому что шаг за шагом наше здравоохранение стало отступать от тех принципов, ради которых в исторической ретроспективе еще сравнительно недавно наши коллеги шли на костры и плаху, втирали в кожные надрезы на своем теле гной умерших больных, пили бульонную культуру из испражнений холерных больных. Совершали подвиг во имя истины, назначая самую высокую цену – собственную жизнь. Не для личного обогащения и славы. Для доказательства своей правоты другим и для просвещения менее осведомленных людей.
Не знаю, может быть, буду неправ, если скажу, что основное предназначение врача сейчас не в диагностике и лечении заболеваний, а в просвещении населения. Наша врачебная вина есть в том, сколько тысяч жизней обрывается раньше времени в результате потребления населением непомерных количеств алкоголя, табака, наркотиков. У нас ослабела диктатура профессионального долга и чести, и потому мы не оказываем надлежащего сопротивления неразумным действиям властей, извлекающих прибыли из насаждаемого в масштабах страны пьянства, разврата. Мы соглашаемся с ролью пассивных наблюдателей разрушения здоровья нации, ее физической и нравственной деградации. Мы – интеллигенция, призванная вести людей к высшим идеалам и ценностям, не можем оказать сопротивление кучке безнравственных “олигархов”. Мы потеряли власть над умами и сердцами людей? Скорее всего так. И потеряли ее потому, что с новой псевдодемократической революцией “отменили” диктатуру профессионального долга и чести. Отменили только потому, что сочли это понятие синонимом бесчеловечных репрессий. Напрасно отменили, как показала жизнь. Этика врача – это не слащавые разговоры сентиментальных барышень и не озабоченных другими проблемами мужчин. Этика – это высокая внутренняя культура врача, умение подчинять свои мысли и действия профессиональному кодексу, долгу, общественному предназначению. Умение соподчинять личное профессиональным, корпоративным интересам. Вот эту диктатуру, наверное, следует восстановить, поскольку альтернативы былому высокому доверию и уважению к нашей профессии быть не может.
И если мы не захотим, не сумеем в ближайшее время внутри своего специфического цеха восстановить жесткие, но справедливые и добровольно принимаемые каждым нормы, то неизбежно войдем в историю отечественной медицины как поколение врачей, своим бездействием способствовавшее разрыву преемственности профессиональных традиций. Очень не хотелось бы этого, коллеги…

Проф. Георгий КОМАРОВ,
главный редактор “Врачебной Газеты”,
заслуженный врач РФ

16.12.2012


Посмотрите также:
Положительное влияние массажа
Положительное влияние массажа

Массаж – это не просто ритмичные и плавные воздействия на тело. Данное мероприятие...
Не бойся темноты, ребенок!
Не бойся темноты, ребенок!

 Как часто от своего ребенка родители слышат о боязни темноты? Наверное, в большинстве...
Свежий воздух зимой – способ оздоровления организма
Свежий воздух зимой – способ оздоровления организма

  В преддверье приближающегося праздника основная масса людей озабочена новогодними...
Причины эректильной дисфункции и методы успешного преодоления
Причины эректильной дисфункции и методы успешного преодоления

  К сожалению, практически каждый мужчина сталкивался с такой проблемой, как эректильная...
Польза от посещения бани
Польза от посещения бани

Знаете ли вы, чем полезны походы в сауну для вашего организма? Многие говорят, что это...