Змея у водопоя об информационной доктрине здравоохранения

> Официальный отдел > Реформа здравоохранения > Змея у водопоя об информационной доктрине здравоохранения

Профессор Г. А. Комаров – главный редактор “Врачебной Газеты”, вице-президент РМА и РМС

Нетрудно заметить, что при довольно большом числе различных медицинских периодических изданий в России не существует не только ведущего официального государственного органа информации, но и каких-либо приоритетов в информационном пространстве. Кто может сказать о том, какие темы были приоритетно обсуждаемыми пять лет тому назад, и что из широкого спектра проблем здравоохранения сегодня находится в фокусе прессы, в каком направлении формируется общественное мнение? Никто сказать не сможет. Что это – результат разрушения информационного пространства уродливо развивающимся рынком? Если бы все было так просто. Единого информационного медицинского пространства ни в Советском Союзе, ни в России не существовало никогда. И для того были свои основания.

Великая ложь о преимуществах социалистического развития нуждалась в тщательном сокрытии истинного положения дел в показателях здоровья населения, поскольку по ним можно было с величайшей точностью определить интегральные параметры экономического развития страны, назревающие внутри системы кризисные процессы.

Ни для кого не являлось секретом, а теперь тем более не является тот факт, что в здравоохранении существовал большой массив недоступной для прессы информации, имеющей грифы “для служебного пользования”, “секретно” и “совершенно секретно”. Руководители органов и учреждений здравоохранения, включая и автора этих строк, имели “допуск”. Не у всех он был одинаковым – у одних большим, у других меньшим. И это нормально.

Как это, возможно, не покажется странным, но автору очень не нравится сегодняшняя вседозволенность и ничем не обоснованная “полная информационная открытость”. У всякого уважающего себя государства должны быть такие сведения, которые не нужно знать всем, которые являются государственной тайной. У маленькой коммерческой фирмы и то существуют свои тайны. Но, вспомним, с каким энтузиазмом, достойным иного применения, многие наши сограждане стали на себе рубаху рвать, выкладывая ошалевшим, переставшим что-либо понимать иностранцам, суперсекретную информацию. Я помню, в какое замешательство пришли американцы, когда г-н Бакатин вот так запросто взял и выложил план размещения современнейшей прослушивающей техники в американском посольстве в Москве. Сам, без всяких просьб с другой стороны! И сколько потом также легко выдавалось государственных секретов депутатами и политиками, соревнующимися друг с другом в смелости и безответственной риторике. А точнее, в болтливости.

Но это одна сторона, которая понятна, почему многие сведения о здоровье населения были вне информационного поля. Но в нем не было и многого другого, не составлявшего страшной тайны, но, скажем так, не украшавшего “прекрасный лик” нашего здравоохранения. Существовала “Медицинская газета”, тиражи которой доходили до полутора миллионов экземпляров. Так случилось, что автор этих строк был последним главным редактором этой газеты в советские годы и первым (ненадолго) в постсоветский период, т. е. на переломе. Но и за те “переломные” семь лет пришлось многое проанализировать из прошлого, поразмышлять над происходящим, задуматься о будущем. Уже тогда было понятно, что прогрессирующая пассивность и отстраненность врачей, подобно раковой опухоли прорастающая изнутри безответственность за собственную квалификацию, качество медицинской помощи и результаты труда, являются следствием недостаточной информационной обеспеченности системы здравоохранения, следствием отсутствия информационной политики и стратегии. Информационная недостаточность порождает люмпенизацию, а люмпенизация снижает информационные потребности.

С этих позиций было вполне понятным нежелание первых постсоветских министров здравоохранения России прилагать усилия для сохранения единого информационного медицинского пространства страны, и такая активность в организации, стоившей немалых денег, как потом выяснилось, информационной блокады первых Пироговских съездов. Они были “калифами на час”, и знали это, а потому не хотели затрачивать силы на то, что имеет отношение к будущему. У них не было этого будущего. У них было только одно настоящее, тяжелое, с величайшей личной ответственностью, с объективной невозможностью что-то изменить в лучшую сторону. Могли ли они думать об информационной доктрине, об информационной стратегии системы здравоохранения, о развитии важнейшей составляющей системы – информационной? Было бы удивительно, если бы о ней думали хотя бы столько, сколько об инсулине…

В мире, напротив, весь XX век происходило признание информационных ресурсов важнейшими. Затраты средств на информационное обеспечение модернизации производства, совершенствование технологий, в борьбе за качество, в конкурентной борьбе становились все более значительными и признавались оправданными. Реформы могут быть успешными только тогда, когда их цель, этапы, технологии, издержки становятся понятными не ограниченному кругу посвященных, а всем людям. Но это возможно только при грамотно построенной стратегии информационного обеспечения, при профессиональном построении информационной политики и осуществлении информационных технологий. Дилетантизм, непрофессионализм, ошибки в этом деле имеют очень высокую цену. Не убоюсь сказать, что реформенные преобразования в целом в России не дали желаемых результатов только потому, что государство не имело информационной доктрины и стратегии, а взявшиеся за дело медиа-магнаты в качестве своих целей видели не продвижение реформ, а личное обогащение. И потому началось хаотическое “броуновское движение”, которое теперь очень трудно остановить и целенаправить.

За долгие годы работы на Востоке и за весьма почтенный стаж редакторского совместительства, так и не став искушенным льстецом, скажу так, что только сейчас в здравоохранении России происходит понимание значимости информационных ресурсов. Происходит преимущественно на самой вершине “управленческой пирамиды”, начиная с министра здравоохранения страны академика РАМН, профессора Ю. Л. Шевченко и его ближайших помощников. Увы, не только врачи, заведующие отделениями и главные врачи лечебно-профилактических учреждений, но даже многие высокопоставленные региональные руководители здравоохранения не придают должного значения информационному обеспечению деятельности системы и ее звеньев, информационной обеспеченности специалистов.

Но вообще-то в этом нет ничего удивительного. Скорее даже в этом есть некая общая закономерность. Во-первых, реформы, как это было всегда на Руси и на этот раз осуществляются сверху. Во-вторых, уровень люмпенизации врачей, видимо, очень высок (никто не изучал!), и значительно превышает порог саморегулирования. В-третьих, российская журналистика после А. П. Чехова никогда не имела ярких звезд в своей очень “узкой” и специфической области – медицинской журналистике. В-четвертых, сегодня не существует ни одной федеральной государственной медицинской газеты для профессиональной аудитории, если не считать начавшую свою жизнь “Врачебную Газету”, а уж тем более, федерального государственного медицинского газетного издания для населения. В-пятых, все многочисленные коммерческие или полукоммерческие медицинские издания не имеют лицензий на распространение медицинской информации, а эта информация, как нетрудно догадаться, в определенных случаях способна наносить вред неизмеримо больший, чем какие-то “практикующие” шарлатаны. Кстати, в старом и в новом законах о СМИ почему-то даже не упоминается, что такую лицензию надобно иметь, независимо от формы собственности издания и его регистрации в Министерстве печати. Ну, и, наконец, в-шестых, пресс-службы Министерства и департаментов здравоохранения не в состоянии, да и не вправе координировать работу информационного медицинского пространства страны. Вот и получается, что в нем много всякого есть, но нет доктрины, стратегии, приоритетов. А потому и правительство, и врачи, и население очень смутно представляют себе происходящее в состоянии здоровья нации, в системе здравоохранения государства. В этих условиях рассчитывать на успешность реформ в здравоохранении никак нельзя. В условиях отображения в сотнях “кривых зеркал” полупрофессиональных или совсем непрофессионально работающих медицинских изданий состояния и возможностей системы здравоохранения население никогда не станет стремиться к здоровому образу жизни и всегда будет недовольно существующим качеством медицинской помощи.

Задача, действительно, не из простых. Информационные ресурсы – чрезвычайно дорогостоящее дело. Вместе с тем, надо начинать, поскольку чем дальше, тем большим будет груз долгов, тем труднее будет заставить и население, и врачей читать и думать. Читающей “Врачебную Газету” доктору из Сан-Франциско в одной из моих прошлых публикаций понравилась фраза “…хирург без головы гораздо опаснее уголовника, поскольку ножом пользуется несравненно чаще”. Вообще, малоинформированный врач представляет большую опасность для общества. И потому первейшей задачей является восстановление внутрисистемной информационной обеспеченности. Научные данные свидетельствуют о том, что минимальным уровнем для влияния является охват информационным полем 10 % объектов воздействия. В России немногим более 600 000 врачей, следовательно, необходимо тираж федерального профессионального издания – “Врачебной Газеты” довести до 60 000 экземпляров. Как это сделать – вопрос отдельный.

Для создания условий влияния системы здравоохранения на население необходимо иметь федеральное издание с тиражом более 1 миллиона экземпляров (не считая малых детей и глубоких стариков, а также исключив из сферы влияния асоциальную часть населения). Еще более сложный вопрос.

Благодаря телевидению у нас в стране создано новое поколение, которое уже не воспринимает и не понимает печатное слово. Следовательно, в информационной доктрине и стратегии необходимо предусмотреть использование каналов электронной коммуникации, но не в виде вызывающих улыбку полунаивных передач, в которых и выступающим академикам как-то неуютно, а в виде специального телевизионного канала “Здоровье”. Мы привыкли обходиться малым и ставить перед правительством маленькие задачи, к которым и отношение было соответствующим, от которых и отмахивались, как от детской просьбы купить новую игрушку. Видимо, пора поставить задачу государственного масштаба. Если сложить все “порочное” телевизионное воздействие (реклама пива, табака, алкоголя, насилия, жестокости, безнравственности, порочного секса) вместе, то сумма по всем каналам и передачам вполне потянет на целый канал. Вот ему и должен быть противопоставлен такой же по объему, но совершенно другой по воздействию на сознание населения медицинский канал. Но только не дилетантами и бездарными людьми создаваемый. Эта задача еще труднее.

Я не убежден, что обсуждаемый с Министерством здравоохранения РФ вопрос о создании федерального Медицинского информационно-издательского Дома (МИД РМС) – дело ближайшего будущего. Почти уверен в том, что и эту очередную разработку “выдернут” из-под меня шустрые в коммерческих делах интеллектуальные импотенты, как выдернули ранее созданные проекты, чтобы воплотить наихудшим образом, но с немалой выгодой для себя лично. И, тем не менее, позиция Минздрава РФ по отношению к информационной составляющей реформ изменилась, факт очевидный, и это позволяет вынести вопрос на обсуждение лидеров здравоохранения регионов. Сегодня только в двух регионах выполнена рекомендация министра здравоохранения Российской Федерации Ю. Л. Шевченко о создании сателитных региональных приложений к “Врачебной Газете” (“Врачебная Газета в Оренбуржье” и “Врачебная Газета Кузбасса”). Все остальные думают. Пока думают, врачи люмпенизируются все больше и больше, все больше и больше раздвигаются края информационной пропасти между здравоохранением и населением. Накапливается информационная задолженность здравоохранения, преодоление которой будет все более сложным, поскольку, как гласит старая английская пословица: “Лошадь можно привести к водопою, но невозможно заставить пить”. А наша задача сейчас и состоит как раз в том, чтобы убедить и врачей, и население читать, смотреть, слушать для того, чтобы думать: первым – над тем, как повысить свой профессионализм, а вторым – над тем, как укрепить свое здоровье и уменьшить потребность в медицинской помощи, а тем самым и бремя общественных расходов на ее оказание.

Даже малоискушенному в государственной политике и экономике врачу понятно, что никакое увеличение государственных расходов на здравоохранение не даст результатов, если эти средства будут необходимы для удовлетворения все возрастающей потребности в лечении все возрастающего числа нуждающихся в этом людей, а тем более с применением все более дорогостоящих медицинских технологий.

Змея уже несколько десятилетий заглатывает свой хвост. Порочный круг разорвать можно только через сознание, а его изменение невозможно без мощного, и, как сказал Президент Российской Федерации В. В. Путин на встрече с нами – делегатами IV (XX) Всероссийского Пироговского съезда врачей, уже не активного, а “агрессивного” воздействия. 16.12.2012



Посмотрите также:
Чтобы кожа не старела…
Чтобы кожа не старела…

  Кожа, как известно, самый большой по площади орган человека. И для того, чтобы она имела...
Как выбирать кремы для лица?
Как выбирать кремы для лица?

 Вряд ли найдется такая женщина, которая не хотела в любом возрасте выглядеть молодо и...
Медкомиссия на водительские права
Медкомиссия на водительские права

  Медкомиссией для получения водительского удостоверения называют профилактический осмотр,...
Причины развития ангины
Причины развития ангины

  Ангина представляет собой одно из инфекционных заболеваний, которое характеризуется...
Баня для здоровья
Баня для здоровья

  Баня с давних времен является одним из неотъемлемых атрибутов жизни деятельности...