В этой жизни нет простых вопросов. Простых ответов тоже нет…

> Официальный отдел > Правовое образование > В этой жизни нет простых вопросов. Простых ответов тоже нет…

Интервью главного редактора “Врачебной газеты” с министром здравоохранения РФ Ю. Л. Шевченко

– Предстоящий Пироговский съезд – первый в новом столетии и новом тысячелетии, двадцатый по счету и проходить он будет в 120-й год со дня смерти Н. И. Пирогова. И это, по сути, второй съезд, на который Минздрав России и РМА выходят с полным взаимопониманием, как партнеры. Можно ли ожидать, что и высшие должностные лица государства на этот раз не откажут врачам во внимании?
– Действительно, много символического. И очень много событий произошло за короткий отрезок времени между съездами. Трагических, драматических, исторических. В стране новый президент, новая Государственная Дума. Начинают вырисовываться контуры новой государственной политики. Появились новые проблемы. Я, пожалуй, первый министр здравоохранения из последней десятки, кому довелось прожить в этом качестве межсъездовский период. Хорошо это или плохо, не мне судить. Но признаки начала стабилизации, безусловно, не в том, сколько пробыл в своем кресле тот или иной министр, а во многих других проявлениях и показателях. Не замечать их нельзя. Наверное, мы прошли уже тот самый страшный отрезок реформ, который был “дном”. И с Российской медицинской ассоциацией мы уже прошли отрезок пути поврозь, с конфронтацией и взаимными упреками, со взаимным недоверием. На прошедшем съезде начался процесс, у которого большое будущее. Я имею в виду развивающееся сотрудничество на основе глубокого понимания проблем и стоящих перед нами всеми непростых задач. Да, мы стали понимать друг друга, и это на пользу нашему общему делу. Делить нам нечего. Страна у нас одна, пациенты одни, болезни одни, проблемы одни. Вы говорите, партнеры… Нет, наверное, это не совсем точно. Коллеги мы.
Я убежден, что высшие должностные лица государства отнесутся с должным вниманием к очередному Пироговскому съезду врачей. Президент и правительство уже имеют информацию о том, что в мае 2001 года состоится высший профессиональный медицинский форум страны.
– Почему до этого, на прошедших трех Пироговских съездах, президентом страны, премьер-министром игнорировались приглашения на съезд, тогда как на менее значимые собрания таковые принимались?
– Уважаемый Георгий Алексеевич, вы лукавите. Вы были одним из инициаторов первого Пироговского съезда, восстановления традиций Пироговского движения и лучше меня помните обстановку тех дней. Был накал страстей. Была конфронтация. Были ошибки. Да, вероятно, были и опасения, что все может вылиться в масштабную акцию протеста, забастовку. А медицинская забастовка по своим последствиям могла стать трагедией для тысяч людей. Я не хочу ни оправдывать, ни критиковать никого. Я хочу воздать должное принципиальности, мужеству, честности и профессионализму организаторов всех трех прошедших Пироговских съездов. Но еще большего уважения заслуживает врачебная мудрость участников съездов. Все-таки профессия наша многому учит. Учит терпению, настойчивости, целеустремленности, последовательности и пониманию оппонентов. И то, что врачи, пусть с некоторой обидой, но разобрались в ситуации, не стали вставать в позу, не поставили свои интересы выше интересов общества, очень важно. Вы думаете, что это осталось незамеченным? Нет. И власть это поняла, уверяю вас. Но давайте не фиксироваться на ошибках прошлого. Надо из них извлекать уроки. Всем. Нам тоже. Наверное, нам следовало перед съездом устроить одну или две хорошие пресс-конференции. Объяснить журналистам нашу позицию, раскрыть им глубинную суть проблем в здравоохранении. И через средства массовой информации показать, что Пироговские съезды – это не митинги, не стихия, а профессиональный консилиум. Я и с себя не снимаю ответственности за то, что мы не сумели разъяснить свою позицию. А потому и не дошли до общества наши врачебные диагноз и предупреждения.
– На этом съезде предполагается принять декларацию о договорных отношениях медицинских работников и общества – Медико-социальную хартию. Дискуссия показала, что ни один врач или медсестра не возразили, и все настойчиво требуют на съезде принять такой документ. Вы верите, что вслед за этим “зеркальные” адекватные обязательства перед медицинскими работниками примет общество в лице Государственной Думы, правительства?
– Все зависит от того, насколько мы будем убедительны. Насколько наша аргументация будет основываться не на эмоциях, а на фактах. Насколько мы будем реалистичными. Тот факт, что Хартия является уникальным документом, уже прозвучало на III Пироговском съезде врачей. В мировой практике существует много разных деклараций, конвенций и другого характера документов, в различной степени регламентирующих взаимоотношения медиков и пациентов, системы здравоохранения и общества, но подобного предложенному на прошедшем съезде документу нет. Потому им и заинтересовались за рубежом. Но над проектом надо еще изрядно поработать. Надо учесть все замечания, поступившие из регионов, мнения врачей, медицинских сестер. Если нам достанет сил до съезда так доработать этот в целом уже основательно сделанный документ, то я думаю, что и Государственная Дума, и правительство будут рассматривать его с позиций выработки адекватных обязательств общества перед здравоохранением и медицинскими работниками.
Ну и к тому же в правительстве люди мало чем отличаются от всех прочих. Они тоже болеют, у них тоже рождаются дети, они тоже, увы, умирают. Трудно представить, что кто-то в правительстве не понимает, что сейчас врачи оказались в сложнейшем положении, которое необходимо менять. И все знают, что самым лучшим способом регулирования отношений между людьми является не конфликт, а договор. Справедливый, честный договор. С четко определенными обязательствами сторон. Я убежден – если мы все основательно продумаем, подойдем реалистично и взвешенно, то общество, Государственная Дума, правительство, безусловно, примут свою часть договора. Нужно только хорошенько разъяснить, что мы не добиваемся каких-то исключительных прав лично для себя, не ищем корысти, не жаждем особого почета. Надо об этом настойчиво и убедительно говорить в средствах массовой информации.
– В чем причина, на ваш взгляд, информационной блокады прошедшего съезда? По сути, ни одна газета, ни одна телевизионная программа не дали объективного материала, а наши медицинские СМИ и вовсе ерничали. Хотя все были предупреждены заранее, имели на руках документы съезда, имели возможность послать на съезд грамотных журналистов и вроде бы должны были понимать, что лучшие представители нашей профессии из всех регионов понапрасну собираться в Москве не стали бы…
– Сами журналисты, наверное, меньше всего в том виноваты. Вы, Георгий Алексеевич, не хуже меня знаете, что журналистов, глубоко разбирающихся в медицине, здравоохранении, на самом деле очень мало. Журналистов, имеющих медицинское образование, единицы. Помнится, что вы сами были инициатором создания Гильдии медицинской журналистики. Жаль, что эта Гильдия просуществовала очень недолго и распалась. А так было важно, чтобы медики и журналисты работали рука об руку, вместе. Может быть, и не было бы многих совершенно абсурдных публикаций, искажающих истинное положение в здравоохранении. Откровенно говоря, Минздрав поддержал идею создания “Врачебной Газеты” именно поэтому. Средства массовой информации – это большой и важный резерв в изменении отношения населения к здоровью, а общества – к здравоохранению. Сложилось так, что большинство газет, радио - и телевизионных программ сегодня контролируется определенными политическими партиями, экономическими структурами, частными лицами. В борьбе за власть, за собственность, за деньги новые хозяева СМИ, к сожалению, забывают, что и деньги, и власть нужны только здоровому человеку. Забывают и о том, что производить, защищать и умножать богатства страны могут только здоровые люди. Наверное, поэтому и не поняли главные редакторы важности Пироговских съездов.
Я не думаю, что возникший информационный вакуум вокруг Пироговских съездов носил какой-то организованный характер. Но вред от него налицо. Население и медицинские работники остались в неведении. Очень важно, что “Врачебная Газета” опубликовала все материалы съезда, всю дискуссию. Очень прискорбно, что этого не сделали другие медицинские издания. Думаю, что этим самым они значительно сократили число своих подписчиков.
– Ваш доклад на прошлом съезде был издан отдельной брошюрой, и это позволило вам не “сыпать цифрами”, а рассуждать о важнейших проблемах, говорить свободно и понятно. Делегаты увезли доклад в регионы, где книжечка переходила из рук в руки, насколько нам известно. Всем очень понравилась такая форма. Будет ли и на этот раз к съезду издан ваш аналитический доклад?
– Полагаю, такая форма оптимальна. На слух очень сложно воспринимать статистику. А она очень важна. Думаю, что и на этот раз получится подготовить доклад в виде брошюры.
– Если да, то какие важнейшие вопросы в нем будут представлены? Будет ли доклад касаться всех проблем, которые включены в Программу съезда, или только второго вопроса – состояния здоровья населения и деятельности системы здравоохранения за истекшие два года?
– Времени до съезда остается не так много. Пока не сложилось определенного представления о том, каким будет мой доклад на этом съезде. Хотелось бы, чтобы картина важнейших показателей здравоохранения была целостной, объективной. Насколько это важно для специалистов из регионов, говорить, видимо, излишне. Но объять необъятное тоже невозможно. В докладе, как я себе представляю, необходимо сконцентрировать внимание на важнейших проблемах, на первоочередных задачах, на стратегических направлениях. И наше новое видение функций Минздрава Российской Федерации, его взаимоотношений с органами управления здравоохранением регионов явится той канвой, тем холстом, на которые будет наложено все существенное, что произошло в здравоохранении, медицинской науке и медицинском образовании за прошедшие два года. Пожалуй, нам предстоит сделать глубокий анализ развития процессов за все последнее десятилетие, поскольку только таким путем можно выявить закономерности и с наибольшим приближением подойти к прогнозу.
Важность такого анализа на съезде объясняется тем, что врачи и медицинские сестры должны иметь полную и ясную картину динамики важнейших показателей здравоохранения в стране. Неискаженную картину, если мы хотим добиться активного участия каждого медицинского работника в стабилизации и улучшении качества оказываемой медицинской помощи населению.
Но если задаться целью перечислить все трудности, все нерешенные и плохо решаемые вопросы, то получится не брошюра, а многотомный труд, в котором будет очень сложно разобраться. На мой взгляд, сложность предстоящей работы над докладом состоит в том, чтобы выделить ведущие, узловые проблемы, от решения которых зависит динамика множества частных процессов. Не всегда эти проблемы отчетливо видны. Многие из них являются скрытыми, внутрисистемными, труднодоступными для анализа. Мне бы не хотелось, чтобы доклад на этом съезде носил характер отчета. Не хочется, чтобы он был и чисто философским, теоретическим. Не собираюсь концентрироваться и на одном только плохом. Знаете, в последнее время чтение газет создает впечатление, что от избытка негативной информации в обществе начинает формироваться своеобразный садо-мазохистский комплекс. Людям стало приятно читать о том, какие мы плохие, какие неспособные, какие бестолковые, какие потрясающе бедные, какие мы бесперспективные… У слабых руки опускаются, парализуется воля. Я убежден, что значительная часть находящих утешение в объятиях Бахуса или Морфея – это результат гипертрофированной негативной информации. Если это непонятно газетчикам и тележурналистам, то нам-то, врачам, ясно, как день Божий, к чему может вести воздействие словом.
К тому же я действительно убежден, что во многом ситуация в здравоохранении драматизирована искусственно. Сложно, трудно, хуже, чем хотелось бы, но не настолько, чтобы опускать руки и ждать зарубежной гуманитарной помощи. У нас и в это время делается немало такого, что позволяет гордиться. У нас столько еще неиспользованных резервов, что рано нас рассматривать как безнадежного больного. Я убежден, что при улучшении экономического положения в стране мощнейший интеллектуальный и кадровый потенциал здравоохранения за очень короткий срок позволит существенно улучшить показатели здоровья населения.
Но среди всех проблем, которые предстоит рассмотреть на съезде и, значит, отразить в докладе, есть одна, которая, как открытая рана…
– Вы имеете в виду, что на этом съезде и вам, и Российской медицинской ассоциации зададут вопрос, который больше всех прочих волнует медицинских работников, – по заработной плате? Прибавки на 20 и даже на 100 процентов проблемы не решают. В коммерческих структурах врачи получают в 20 – 30 раз больше, чем в государственном здравоохранении. Но основная часть медицинской помощи будет оказываться в госсекторе, поскольку основной части населения нечем платить. Во всех странах медицинские работники, работающие в государственных учреждениях, получают ненамного меньше занимающихся частной практикой. Какой вам видится выход?
– Да. Это действительно тот самый вопрос, который сегодня приобрел наибольшую остроту. Ни для кого не является секретом, что средняя заработная плата медицинских работников ниже прожиточного минимума в целом по стране. Во многих регионах она недотягивает даже до половины прожиточного минимума.
И, на мой взгляд, оплата труда медицинских работников – это даже не гордиев узел, а нечто более сложное. Ни развязать, ни разрубить его не получится. И решать придется достаточно длительное время. Ясно, что заработная плата врача, медицинской сестры не может быть приравнена к оплате труда ночного сторожа или уборщицы в метро. Высокотехнологичный, интеллектуальный, сопряженный с риском и колоссальной ответственностью труд, требующий полной самоотдачи, должен высоко оплачиваться.
Но если посмотреть в историческое прошлое, то нетрудно заметить, что во все времена в России врачи и иже с ними получали из казны небольшие деньги. Вероятно, и сейчас не следует рассчитывать, что проводимое повышение уровня оплаты труда в государственном секторе здравоохранения полностью удовлетворит врачей и медицинских сестер. Мне представляется, что и Министерству здравоохранения, и Российской медицинской ассоциации, и нашему профсоюзу необходимо подумать над тем, чтобы дать возможность медикам достойно зарабатывать, не унижая себя вымогательством с больных, не скрываясь от коллег и администрации лечебно-профилактического учреждения. Врач или медицинская сестра, на мой взгляд, общаясь с больным, выполняя свою работу, не должны думать о деньгах. Они должны быть уверены, что раз или два в месяц получат достаточно не только для содержания семьи, но и для удовлетворения духовных потребностей, для приобретения необходимой профессиональной литературы, оплаты пользования Интернетом, для посещения театра, для обучения детей в музыкальной школе и иностранному языку. Сколько это должно составлять? Сколько нужно зарабатывать, чтобы ощущать себя комфортно? Пока на этот вопрос никто не может ответить однозначно. К тому же потребности у всех разные. Но определить устраивающий всех уровень необходимо, поскольку неудовлетворенность, постоянная озабоченность отнюдь не способствуют качественной, творческой работе.
Медицинское страхование в силу целого ряда объективных причин пока существенного влияния на благосостояние медицинских работников не оказало, хотя, возможно, именно оно является механизмом повышения оплаты труда в государственном секторе здравоохранения в будущем. Развитие общих врачебных (семейных) практик позволит значительно сократить расходы на дорогостоящую стационарную помощь и высвободить средства на многие другие цели, в том числе и на оплату труда. И это только часть тех источников, которые существуют и которые будут использованы. Но, несомненно, существуют и другие резервы, найти которые нам еще предстоит. Существующее законодательство и пакет внесенных на рассмотрение Государственной Думой проектов законов позволяют в ближайшее время пересмотреть принципы оплаты труда в государственном секторе здравоохранения. Развивающийся негосударственный сектор также создаст новые рабочие места и позволит медикам достойно зарабатывать.
– Взаимоотношения Минздрава России с Государственной Думой нормальные, но необходимого полного пакета законов для работы здравоохранения нет. Дума упрекает Минздрав – мало вносите проектов. Минздрав упрекает Думу – долго и мало рассматриваете. А почему бы не создать одновременно, скажем, 40 или 60 рабочих групп с привлечением специалистов из регионов, депутатов, юристов и за короткий срок подготовить весь приоритетный пакет, некий свод законов? И также одновременно рассмотреть его в Государственной Думе, чтобы не растягивать разработку медицинского законодательства на много лет.
– Это скорее не вопрос, а очень интересное предложение. Действительно, растянувшийся на много лет законотворческий процесс создает большие трудности в работе здравоохранения. Но что еще важно, законы устаревают за несколько лет, и принятые новые начинают вступать в противоречие с устаревшими. С этой точки зрения “пакетное” создание и принятие законов, безусловно, имеет преимущества. Но можно себе представить, каких сил, финансовых средств потребует такая одновременная разработка нескольких десятков законов. Трудности возникнут и в Государственной Думе при рассмотрении такого “суперпакета”, хотя я думаю, что такая идея не лишена смысла. Ее надо хорошенько обдумать…
– В США производители табака отчисляют большие деньги на компенсацию ущерба здоровью, на борьбу с раком. Миллиарды долларов! У нас в стране в бюджет тоже поступают миллиарды акцизных денег от производства и реализации алкоголя, табака, но целевых и жестко контролируемых отчислений здравоохранению не производится. Эти отчисления могли бы решить вопросы заработной платы медиков и оснащения учреждений здравоохранения?
– Тоже очень интересный и глубокий вопрос. Действительно, табак и алкоголь не только увеличивают заболеваемость раком, хроническими легочными и желудочно-кишечными заболеваниями, болезнями печени и нервной системы, но и ослабляют иммунитет, а потому вся патология становится сложнее, требует больших затрат на диагностику и лечение. Лечение алкоголизма само по себе требует значительных вложений средств, которые, безусловно, могли бы быть использованы здравоохранением на иные цели. И с этих позиций вполне понятно, почему в США часть расходов по восстановлению здоровья переложили на производителей этой вредной продукции. Это разумно и справедливо. Нам надо будет в самое ближайшее время совместно с Российской медицинской ассоциацией его рассмотреть и до съезда основательно проработать.
Я думаю, что при правильной постановке этого вопроса, при аргументированном обосновании можно внести его на рассмотрение правительства. Это действительно один из реальных источников, из которых могут быть получены средства на совершенствование оплаты труда медицинских работников, на профилактическую работу, на развитие онкологии, пульмонологии, гастроэнтерологии, на научно-исследовательские проекты. Как я понимаю, инициатива исходит от Российской медицинской ассоциации. Можете считать, что Минздрав уже включился в эту разработку. Я думаю, что президент РМА профессор А. Г. Саркисян как депутат Госдумы может инициировать соответствующую работу в Комитете Государственной Думы по охране здоровья и спорту. До съезда необходимо произвести все необходимые расчеты, изучить мнения регионов, послушать экспертов и самих производителей табака и алкоголя.
– В Программе съезда имеется вопрос – проблема борьбы с алкоголизмом и наркоманией, увидев который, президенты крупнейших в мире медицинских ассоциаций – США, Великобритании и других стран – прислали в РМА письма с выраженным желанием участвовать в предстоящем Пироговском съезде. Оргкомитет, вероятно, направит им приглашения. А направит ли Минздрав России приглашения министрам здравоохранения сопредельных стран? Будут ли приглашены вами министры тех отраслей и ведомств, которые не меньше Минздрава ответственны и заинтересованы в борьбе с алкоголизмом и наркоманией?
– В Оргкомитете съезда надо непременно рассмотреть этот вопрос. В таких проблемах, как наркомания и алкоголизм, международное сотрудничество необходимо. Наркотики в Россию идут через сопредельные страны, да и некачественный алкоголь тоже. К тому же нам небезразлично, как решаются эти проблемы в дружественных государствах. Я думаю, что министры здравоохранения стран СНГ, и не только, примут наши приглашения.
Что касается приглашения МВД, ФСБ и других заинтересованных в борьбе с опаснейшим для общества, для государства распространением наркомании и алкоголизма организаций, то сомнений в приглашении их к участию в съезде не возникает. Другой вопрос – не надо особенно откладывать информирование наших заинтересованных в данном вопросе партнеров. Им тоже необходимо время для подготовки, для активного участия в работе Оргкомитета. К тому же они могут взять на себя часть организационных мероприятий по проведению съезда.
Можно задать острый вопрос: как вы думаете, почему одной из активно работающих точек розничной продажи наркотиков в Москве является ранее внушавшая трепет Лубянка?
– Таких точек по стране множество. А то, что торговцы даже в центре Москвы предлагают свой смертоносный товар, это вызов нам всем, государству, властям. Наркомафия, жертвуя мелкими торговцами, не только у нас, но и во многих странах мира бросает вызов правоохранительным органам, демонстрирует свою силу. Ничего удивительного в этом нет. Во всем мире наркоторговля выходит из подполья. Это очень большая и сложная проблема. Мелкие торговцы в центре столиц – это их способ рекламы.
К сожалению, адекватной контррекламы, контрпропаганды нет. Более того, стало очень много наружной рекламы табачных изделий. В средствах массовой информации теперь беспрецедентное количество рекламы табака, алкоголя. Чего стоит реклама мини-спиртзаводов – фактически самогонных аппаратов! Огромные деньги расходуются на такую рекламу, и средства массовой информации при этом становятся соучастниками разрушения здоровья нации. Это, наверное, очень трудно – по принципиальным соображениям отказаться от больших денег. Для этого надо иметь гражданское мужество. Рассуждать, что “деньги не пахнут”, нельзя. Деньги за пропаганду табака и алкоголя, проституции и связанной с ней наркомании очень даже скверно пахнут. Ни один главный редактор не застрахован от того, что именно по опубликованному в его газете рекламному объявлению в какой-то сауне или каком-то салоне именно его сын или дочь не получит свою первую дозу наркотика. Но жажда наживы затмевает многое. Все думают, что чаша сия его минует. Увы, жизнь показывает, что Бог часто наказывает растлителей и распространителей зла. И значительная часть рухнувших человеческих судеб, искореженных молодых жизней – на совести наших СМИ.
– Статистика говорит, что от каждого второго скоропостижно скончавшегося в молодом возрасте россиянина при вскрытии разит алкоголем. Об этом знают в правительстве? Почему у нас в стране самым дешевым пищевым продуктом является алкоголь?
– Увеличение цен на алкоголь, как и “сухой закон”, проблемы не решает. Дело в том, что производители табака и алкоголя тоже хотят повышения цен. Потребление при этом вряд ли существенно снизится. Будут больше красть, будут больше убивать – это точно. Надо менять психологию, культуру потребления спиртного, предложить человеку взамен более привлекательное занятие. Это очень сложная проблема. Надо показывать через каналы СМИ населению обратную сторону медали – последствия. Я не имею в виду картину на прозекторском столе. Но статистику надо…
– Минздрав имеет статистику, сколько медиков пьют, курят, употребляют наркотики? Проводилось ли анонимное исследование и есть ли в нем необходимость?
– Думаете, что оно будет достоверным? Но курят медики действительно много. И с этим необходимо самым решительным образом бороться. В стенах лечебно-профилактических учреждений курение запрещено приказом Минздрава. Его никто не отменял. А вообще, если угодно, это дело профессиональной дисциплины, чести и совести. От врача и медицинской сестры не должен исходить запах ни табака, ни алкоголя. Как милиционеру не положено на посту дебоширить, так и медицинскому работнику не положено на рабочем месте курить. Но провести анонимное анкетирование, наверное, было бы очень интересно и важно. Чтобы с чем-то бороться, надо знать его масштабы. Кстати, в этом и газета, и РМА могут выступить инициаторами. Минздрав поддержит.
– Насколько надолго и всерьез дружба и взаимодействие Минздрава с Российской медицинской ассоциацией? Какие функции Минздрав предполагает передавать РМА и на каких условиях?
– По первой части вопроса отвечу очень кратко и без комментариев – н а в с е г д а. По второй части так – давайте внимательно изучим опыт взаимодействия медицинских ассоциаций и органов здравоохранения в различных странах. Глубоко проанализируем положение дел у себя, посмотрим, какие функции действительно можно и нужно передать РМА. Дело делаем общее и ответственность несем одинаковую. Сегодня в РМА создаются дееспособные комитеты и комиссии, в которые входят действительно активные и профессионально высокоподготовленные специалисты. По сути, мы уже начали этот процесс. Я не вижу здесь никакой проблемы. Подходить к этой работе нужно спокойно и взвешенно, шаг за шагом, будучи убежденным, что работа от этого улучшится. Одно из первых направлений – это сертификация и аттестация специалистов, участие в лицензировании и аккредитации. Работа в этом отношении уже ведется. Минздрав готов рассмотреть и другие предложения.
Совместный проект по информационному обеспечению медицинских работников мы уже с вами начали. “Врачебная Газета” стала поступать к очень нуждающимся в информации врачам и медицинским сестрам. И мы уже получаем свидетельства того, что не зря приступили к реализации этого большого и, как я надеюсь, очень перспективного проекта.
– “Врачебная Газета” является сейчас единственным некоммерческим профессиональным изданием в России. Минздрав выполнил свое обещание делегатам прошедшего съезда и эффективно поддержал газету. Врачи, судя по редакционной почте, действительно очень высоко оценили этот шаг и удовлетворены газетой. Она выходит ежемесячно уже год. Ваша оценка и критические замечания?
– Вы создали действительно прекрасное профессиональное издание. За очень короткое время. В очень трудных условиях. Именно такую газету ждали медицинские работники. Знаю, что на достигнутом вы не успокоитесь, уважаемый главный редактор. Мне не хочется расточать вам комплименты, но эту газету я читаю с большим удовольствием. Ее язык, стиль, интеллигентность, содержание, прекрасное оформление как врача меня вполне устраивают. Как министра тоже. Думаю, что надо больше публиковать материалов из регионов, а также предназначенных для медицинских сестер. Развивать дискуссии по разным направлениям. Я убежден, что через некоторое время эта газета будет в руках у каждого медицинского работника России.

Штрихи к портрету

– Вы верующий человек. Когда-нибудь вы молились хотя бы за одного больного?
– Много раз я мысленно и вслух обращался к Богу, чтобы он дал мне силы и мудрость, а больному – шанс. В моей профессии без Веры никак нельзя. Каждый раз, когда начинаю разрез и когда выхожу из операционной, благодарю…
– В операционную вы входите как в Храм или как в мастерскую?
– Как в Храмовую мастерскую.
– Мужчины врачи (некоторые женщины тоже) живут и работают с принятием двух Присяг (воинской и врачебной). Какая из них для вас является основной?
– Они не одна над другой. Они рядом у меня.
– Вы берете от пациентов гонорары за проведенные хирургические операции?
– Мне повезло – не довелось испытывать такую нужду и “договариваться” с совестью.
– Если вам, не приведи Господь, придется оперироваться у коллеги, вы предложите ему деньги или дорогой подарок? А за рубежом?
– Нет, я буду служить ему всю жизнь верой и правдой и всем своим состоянием. А за рубежом оперироваться мне не придется.
– Во сколько (в долларах или рублях) вы оцениваете один час вашей работы в операционной?
– Очень дорого, но знаю, что общество и казна пока не могут мне платить столько.
– Вам что больше нравится – когда о вас пишут правду или только хорошее?
– В кабинете люблю про себя читать правду, а дома хочется чего-нибудь хорошего…

16.12.2012


Посмотрите также:
Особенности медицинского туризма
Особенности медицинского туризма

Медицинский туризм – это путешествия в другие города и страны, целью которых является...
Выравниваем осанку
Выравниваем осанку

Осанка – один из самых главных факторов здоровья позвоночника. Если не следить за формой...
Своевременное лечение атопического дерматита
Своевременное лечение атопического дерматита

Заболевание атопический дерматит (АД), является и по сей день, одним из наиболее часто...
Составлен список продуктов, которые помогут забыть об артрите
Составлен список продуктов, которые помогут забыть об артрите

Многие думают, что применение лекарственных препаратов становится единственным эффективным...
Отличие медицинской кровати от обычной
Отличие медицинской кровати от обычной

  Медицинской кроватью называют кровать специальной разработки. Ее используют для того,...