Рынок в здравоохранении: что сейчас и что потом?

> Официальный отдел > Позиция медиков > Рынок в здравоохранении: что сейчас и что потом?

Ю. М. Комаров, докт. мед. наук, проф., засл. деят. науки РФ, вице-президент РМА

Реки, впадая в море,
обретают покой.
А. Сент-Экзюпери

Внескольких последних выпусках “Врачебной Газеты” была опубликована подготовленная в 2002 г. статья о состоянии экономики и демократии и их влиянии на развитие здравоохранения в нашей стране. За это время появилось множество дополнительных данных, к сожалению, подтверждающих те или иные негативные тенденции в наших реформах и некоторые положения той статьи. Об этом свидетельствуют:

– ожесточенная борьба за передел собственности на местах почти во всех регионах;

– видимость аукциона при продаже государственного пакета акций компании “Славнефть” с последующим ее разделом;

– криминальный передел активов в лесной отрасли, ситуация вокруг “Легпромбанка”, “Северной нефти”, тонкосуконной фабрики им. П. Алексеева, Таганского мясоперерабатывающего завода, “Запсиба”, “Северной верфи” и многих других предприятий страны;

– извлечение олигархами сверхприбылей от эксплуатации недр и природных ресурсов, которые, согласно Конституции, являются государственной собственностью (правда, сейчас муссируется вопрос о возможности частной собственности не только на землю, но и на недра);

– недобор налогов в 1,3 млрд долл.;

– первые шаги и этапы в приватизации таких важнейших для безопасности и развития страны отраслей, как РАО ЕЭС, сети железных дорог и завершающийся этап в приватизации угольной отрасли и продажи остатков государственных акций в металлургической промышленности, которые, будучи в последующем в частном владении и преследуя собственные коммерческие выгоды, могут вступить в конфронтацию с государством, особенно при существующем правовом пространстве;

– отложенная идея о разделении “Газпрома” на части;

– превышение инфляцией 15% рубежа за 2002 год, причем более всего за год выросли тарифы на услуги населению – на 36,2%;

– относительный застой в экономике (рост промышленного производства только на 3,7%, в 2001 г. – 4,9%, в 2000 г. – 11,9%, а оценки на 2003 г. – 3,2%);

– темпы притока инвестиций – 2,2%, вместо ожидавшихся 4% (в 2000 г. – 17%);

– рост ВВП всего на 4,3% вместо желаемых 8% (на 2003 г. рост прогнозируется только на 3,8–4,4%), произошедший не вследствие заслуг правительства, а благодаря мировой нефтяной конъюнктуре;

– повышение с 1 января 2003 г. ставки акцизов (т. е. как будто налога на производителей – компании и фирмы, а на самом деле – налога с населения за счет повышения цен) на табак, алкоголь на 15–25% (до сих пор в цене на водку стоимость сырья составляла 2%, расходы на производство – 15%, а акцизы – 60%) и бензин на 45% с изменением системы его сбора;

– отсутствие структурных преобразований в системе государственного управления;

– продолжающееся уменьшение численности населения (более, чем на 800 тыс. чел. за 2002 г.);

– высокий уровень “черного милицейского рынка” (свыше 1 млрд долл.);

– усиление коррупции накануне выборов (годовая сумма взяток оценивается в 30 млрд долл., т. е. в 75% годового бюджета) и т. п.

Имеются данные о том, что коррупция в судах за последнее время выросла на 70%. Вообще, по мнению Г. А. Явлинского, коррупция у нас превратилась в институциональную проблему, в образ жизни, и если она вдруг исчезнет, то всё тут же остановится, ибо коррупция смазывает все шестерни государственного механизма и всё и всех притирает друг к другу “по понятиям”. В структуре доходов значительная доля принадлежит собираемым налогам всех видов: в 2000 г. – 85,2%, в 2001 г. – 91,6%, в 2002 г. – 77%.

По данным Центрального Банка,
если бы в 2002 году были такие
же цены на нефть, как в 1998–1999 гг., то был бы не рост экономики, а её спад в 2,5% ВВП. Тем не менее, в 2002 г. экспорт нефти вырос на 13,6%, а ее цена в середине февраля 2003 г. достигла 31,6 долл. за баррель, а в конце февраля – повысилась до 33 долл. Вырос также экспорт оружия и военных технологий и составил в 2002 г. 4,8 млрд долл., что чуть больше номинальных сумм, вырученных Израилем (3,7 млрд) и намного меньше, чем США и Францией. Кстати о ВВП, по предварительным оценкам он за 2002 г. составил в текущих рыночных ценах 10 трлн 863,4 млрд руб., т. е. около 350 млрд долл.; на 2003 г. он запланирован в расчете на душу населения в долларовом эквиваленте на уровне 38,2% от не самого благополучного 1990 г. (правда, в 2002 г. он был на уровне 30,3%, в 2001 г. составил 23,8%, так что рост налицо). Как и за счет каких источников он формируется, как он связан непосредственно с производством – об этом шла речь в предыдущей статье.

Правительство, которое многие называют правительством бюджета и нефти, а не правительством человеческих ресурсов и инвестиций, признает, что судьба бюджета 2003 года зависит от цены на нефть, а прогнозы показывают, что в 2004 году могут снизиться темпы роста ВВП и промышленного производства, существенно ухудшится внешнеторговый баланс, а цена на нефть снизится при росте курса доллара. Иначе говоря, имеет место выраженный затухающий рост, и сейчас остро нужны новые идеи, новые механизмы, (может быть и новые силы) и активные действия, о которых шла речь в предыдущей статье, для нашего дальнейшего развития. Видимо, мы не сумели воспользоваться благоприятной нефтяной конъюнктурой, чтобы наметить пути дальнейшего развития. Будет нелишним напомнить мысль древнегреческого философа, писателя и политика Сенеки Луция Аннея Младшего о том, что “если рост прекратится, близится конец”.

Как считают зарубежные эксперты, главный риск российской экономики – ее зависимость от нефтяных цен. Сколько же можно торговать своими ресурсами (ведь все они кончаемы, например нефти и газа у нас осталось на 70–100 лет), недостаточно развивая промышленное и сельскохозяйственное производство? В подтверждение такой постановки вопроса скажем лишь, что Медвежье месторождение газа выработано на 72%, Уренгойское – на 56%, Ямбургское – на 36%, и это при том, что планируется существенно увеличить поставки газа в Европу, на Украину, в Турцию (до 16 млрд куб. в год), Казахстан, Узбекистан и т. д. Правда, разведанные до 2030 г. запасы газа в России, большая часть которых (77,4%) приходится на Западную Сибирь, составляют 46,8 трлн куб. м, из которых 12,4 % не распределены, 30,3% принадлежит независимым от “Газпрома” компаниям (они сейчас добывают 10% всего газа) и 57,3% – “Газпрому”.

По данным мирового рейтинга в результате анализа размеров активов, дохода, прибыли и оборота капитала за год “Газпром” занимает 6-е место в мире среди крупнейших энергокомпаний, “Лукойл” – 14, “Сургутнефтегаз” – 109, а РАО ЕЭС – 125 место. Структура поставок газа ОАО “Газпром” за последние 10 лет такова: на внутренний рынок – 61,7%, в ближнее зарубежье – 12,8%, в дальнее зарубежье – 25,5%. И, хотя основным источником доходов “Газпрома” является экспорт, предполагается повышение цены на газ на внутреннем рынке – до 30–40 долл. за 1 тыс. куб. м газа, из которых почти 60% может уйти на транспортировку.

Большим успехом считается превысивший 8 млн. баррелей ежесуточный экспорт нефти при очень высокой цене в конце 2002 г. – 29,5 долл. за один баррель, что, правда, привело на внутреннем рынке к затовариванию нефтью и снижению цены на неё в 2 раза.

Следует отметить, что за последние 150 лет человечество успело израсходовать 65% мировых запасов нефти. Особенно выраженный нефтяной голод может ожидать США, которые до 1950 г. производили половину всего мирового запаса нефти, а спустя всего 50 лет там производилось уже менее 40% собственной потребности. Сейчас более 60% нефти США приходится ввозить, а к 2015 г. эта величина может достигнуть 85–90%, что заставляет США использовать разные возможности для недопущения энергокризиса в стране. В США в последнее время систематически растет дефицит платежного баланса, достигший 136,9 млрд долл., особенно в связи с произведенными вовне закупками накануне войны с Ираком. Кроме того, сама война обойдется США более чем в 100 млрд долл., причем большая часть военных расходов (до 80%) приходится на транспорт, зарплату, питание, да еще планируется выделить не менее 12 млрд долл. на послевоенное обустройство иракской нефтедобычи. Крошечный Кувейт, территория которого меньше штата Нью-Джерси, имеет запасы нефти, втрое превышающие запасы всех североамериканских штатов. Вот почему перед США стоит острая дилемма: либо иметь доступ к основным нефтесодержащим районам Земли, либо совершенствовать технологии использования нефти.

Известно, что всего 16% бензина используется на перемещение водителя и автомобиля, а остальное теряется в двигателе, коробке передач, уходит на сопротивление ветра и т. д. Кроме того, необходимо учитывать так называемую “энергетическую стоимость добычи нефти”. Если на ее поиск и извлечение затрачивается столько же и даже больше энергии, сколько содержит добытое горючее, то дальнейший процесс теряет экономический смысл. После второй мировой войны энергетическая эффективность составляла 50:1, в середине 80-х годов она понизилась до 8:1, а с учетом доставки до 5:1, то к 2005–2007 гг. эта величина может стать критической, т. е. 1:1. Критическая дата производства газа наступит несколько позже, чем для нефти. Вот почему энергетические проблемы в нашей стране могут возникнуть даже раньше, чем исчерпаются разведанные запасы топлива, поскольку тогда владельцам будет невыгодно добывать нефть и газ.

На долю всего 5 компаний-монополистов приходится 72% всех нефтяных запасов страны, при этом для повышения своей капитализации они набирают все новые и новые месторождения, открытые гораздо раньше, но которые они не собираются осваивать. В результате уровень инвестиций в поддержание и развитие добычи нефти в России в десятки раз ниже, чем у мировых конкурентов. Нефтяные монстры предпочитают эксплуатировать имеющиеся месторождения, причем делают это хищнически, по старым технологиям, позволяющим выкачать из скважин только 20% нефти, в то время как в других странах эта величина достигает 60%. Иначе говоря, олигархи, ничего не вкладывая, просто качают из-под земли деньги, оседающие на их личных счетах, тем более что есть масса способов, в т. ч. “законных”, позволяющих еще больше снизить издержки и заплатить меньше налогов. Стратегическая их цель – получить сверхприбыли, а затем продать свои компании международным консорциумам. Интересно знать, учитываются ли изложенные факты в нашем экономическом развитии?

По оценкам французского института нефти, если бы не угроза войны с Ираком, нефть накануне войны стоила бы 22 долл. за баррель, при быстром окончании этой войны её цена упадет до 12 долл., а при затягивании войны может возрасти даже до 80 долл. Однако имеются и другие оценки, полностью отличающиеся друг от друга. Например, эксперты Российского топливного союза считают, что после войны в Ираке цены на нефть обвалятся до 18 долл. за баррель, А. Шохин прогнозировал их на уровне 22–28 долл., агентство Рейтер определило их на уровне 22,4 долл., Минэкономразвития предположило падение до 20 долл., но к концу года – подъем до 25,5 долл., а на дальнейшую перспективу предложило исходить из уровня 18,5–23 долл., В. Христенко считает реальным падение цены до 20–25 долл., А. Жуков – только до 25, а специалисты Международного валютного фонда – даже до 15 долл. Посмотрим, кто из них прав. В любом случае при падении цен и повышении таможенных пошлин на экспорт нефти наши олигархи сократят добычу, что снизит налоговые доходы государства. К сожалению, у руководства не чувствуется обеспокоенности и нет ощущения того, что поставщик сырья никогда не сможет стать великой державой. Поэтому вполне можно согласиться с мнением Г. Х. Попова о том, что только отечественные идеи и наукоемкие технологии в сочетании с японской способностью их реализовывать могут способствовать величию обеих стран.

Понимая не безграничность нефтяных запасов, Арабские Эмираты вкладывают значительные доходы от продажи нефти в будущее своих стран: в массовое образование, укрепление здоровья, повышение культуры и уровня жизни своих граждан, информатизацию и современные технологии. У нас в этом отношении специфический взгляд, и до существенного повышения уровня образования, здравоохранения и культуры руки не доходят, а большая часть населения, о которой нередко вспоминают, когда нужно пополнить бюджет или незадолго до выборов, попросту мешает руководству работать, вынужденно отвлекая его на маловыгодные и неблагодарные деяния. К сожалению, у руководства, видимо, нет понимания и того, что не может быть величия страны и без истории, культуры, науки. Тому свидетельство – попытки уничтожить Институт растениеводства, Российский государственный исторический архив, устроив в этих зданиях отели или офисы для федеральных властей, закрыть ряд музеев, сократить научные организации, довести до гибели Главный ботанический сад страны и т. д.

За 2002 г. существенно выросла курсовая стоимость акций “Сибнефти”, Сбербанка, “Юкоса” при снижении курса акций энергетических компаний. С 1992 г. всего за 10 лет тарифы на электроэнергию выросли для населения в 53 раза, а для сельскохозяйственного и промышленного потребления – в 63–65 раз. При этом цены за киловатт-час сейчас в России всего в 1,5–2,0 раза ниже, чем в США, Канаде, Германии и Франции, доходы же на душу населения ниже в 15–20 раз. Отсюда следует, что нынешние цены на электроэнергию для населения надо не повышать, а, наоборот, снижать, либо существенно повышать доходы населения. Объяснять необходимость повышения цен их стремлением к мировому уровню или вступлением в ВТО в нынешних условиях просто кощунственно. Поэтому сейчас у руководства появились соображения о том, что рост цен на электроэнергию для населения следует придержать за счет существенного повышения цен для производства, что в конечном итоге косвенным образом также отразится на населении.

Низкая капитализация РАО ЕЭС, в которой только 52% акций принадлежит государству, привела к заниженной стоимости компании и низкой цене за одну акцию – всего 13 американских центов, хотя при этом котировка акций выше, чем у Газпрома.

В развитых странах доля реальной зарплаты в ВВП составляет 50–60%, а у нас – намного меньше, к тому же общая задолженность по зарплате составляет почти 2 млрд руб. Правда, сравнивать нашу страну с другими странами трудно, т. к. годовой бюджет только одного нового министерства в США – министерства безопасности – составляет 38 млрд долл.

В 2002 г. из 160,3 млрд долл. долга мы выплатили по внешнему долгу 13,5 млрд долл., причем 7,6 млрд были выплачены в счет основного долга, а 5,9 млрд в качестве процентов, а в 2003 г. нужно отдавать уже 17,3 млрд, в том числе 10,8 как основной долг и 6,5 – как проценты. О том, как у нас распорядились с кредитами, за которые сейчас страна расплачивается, шла речь в предыдущей статье. В настоящее время государственный долг составляет 42,4% к ВВП, т. е. 144,9 млрд долл., в том числе внешний долг – 123,5 млрд долл. (36,2% к ВВП), из которого 43,6 млрд долл. приходится на задолженность членам Парижского клуба кредиторов и около 38 млрд. долл. на еврооблигации. Но, по оценкам, к концу 2003 г. общий долг не превысит 110 млрд. долл. Следует отметить, что Минфином разработана долгосрочная программа погашения государственного долга. Интересно, что кредиты мы брали в долларах, а отдавать нужно в евро, и в результате, по свидетельству Г. Грефа, рост курса евро всего на один цент автоматически увеличивает сумму нашего долга на достаточно весомую величину. Только в марте с. г. Минфин выплатит Международному валютному фонду тремя траншами более 100 млн евро.

В ближайшее время согласно закону “Об обороте земель сельскохозяйственного назначения” в продажу поступит 406 млн га сельхозугодий – пашни, пастбища и сенокосы, что составляет примерно четвертую часть всей российской земли, которые могут быть тут же перепроданы, выведены из сельскохозяйственного оборота, и служить для развития фермерства. При этом следует иметь в виду несколько важных обстоятельств. Дело в том, что уже 16% российских земель загрязнены настолько, что стали непригодными даже для промышленного использования. Эродированная площадь ежегодно возрастает на 400-500 тыс. га и сейчас эрозия действует на 75% пахотных земель. Водная эрозия создала около 400 тыс. оврагов, занимающих 500 тыс. га. Это означает лишь то, что в результате многолетнего потребительского отношения к земле полезная для сельскохозяйственного производства площадь непрерывно сокращается. С другой стороны, ведение сельского хозяйства по большому счету не эффективно, поскольку энергозатраты на производство пищи в 10 раз больше суммарной калорийности производимых продуктов питания. Вот почему, например, в США энергозатраты на сельскохозяйственное производство за последние 20 лет выросли в 3 раза, а до 2025 г. доля нефти и газа, выделяемая на нужды сельского хозяйства, вырастет настолько, что США перестанут экспортировать продовольствие. Отсюда возникает закономерный вопрос, а захотят ли в нашей стране новые владельцы земельных угодий их использовать по назначению, особенно в условиях роста цен на энергоресурсы и при существующем ныне правовом порядке? Об этом также шла речь в предыдущей статье. Остальные земли уже год как можно покупать и продавать по Земельному кодексу. В 2002 г. осуществлялась интенсивная распродажа земель предприятиям за относительно низкую плату, и было совершено рекордное количество сделок, однако в нынешнем году цена за землю возрастет в 1,8 раза, а вся выручка пойдет, в основном, в федеральный бюджет.

Государство не знает, что делать с лесным хозяйством страны, куда в год вкладывается 15,4 млрд руб., а поступает средств от его деятельности в бюджеты всех уровней всего 4,9 млрд руб. Если отдать это хозяйство полностью в частные руки, то вскоре весь лес будет вырублен, продан за рубеж, а вырученные средства осядут у новых хозяев.

Небольшие доходы получает бюджет и от развитой и прибыльной банковской системы. Например, чистая прибыль Сбербанка за прошлый год составила один млрд долл., но в бюджет попадет не более 20 млн, а остальные пойдут на дивиденды акционерам, расширение офисов, рост капитала и т. д.

В последние годы идет видимая и теневая борьба за средства массовой информации, ибо объем только рекламного рынка в России составляет 2,7 млрд долл., хотя в последнее время среди россиян нарастает негативное отношение к рекламе и доля тех, кто не верит рекламе, за последние 7 лет выросла с 63 до 74%. Теневой оборот на рынке аудио - и видеопродукции составляет от 3 до 12 млрд долл. В прошлом году потребление контрафактной продукции отразилось на здоровье сотен тысяч наших граждан, поскольку 47% алкогольной, 37% фармацевтической продукции и свыше 60% продуктов питания являлись поддельными. В целом 60% всех товаров на российском рынке составляют подделки или не зарегистрированные товары (в США и Англии – 10%, на Украине – почти 90%), вследствие чего государство недополучает в год около 80 млрд рублей. Все эти вроде бы разрозненные факты еще раз свидетельствуют об отсутствии комплексной и целенаправленной экономической политики в стране и о неверно выбранном векторе экономического развития.

Так же, как после первой русской рево-
люции, государство объявило массово-
му террору войну, в которой защитные действия государства были, по крайней мере, логичны, так и сейчас государство должно вести настоящую войну со всем преступным миром, ибо этот мир, не ограничиваясь определенными рамками, расползается по всем щелям в стране наподобие раковой опухоли, по горизонтали и вертикали. Однако и правоохранительные органы, и суды, видимо, не без соответствующих указаний, предпочитают заниматься мелкими делами и раскрытием отдельных, далеко не всех преступлений на самых нижних и близких к ним этажах преступной деятельности и иерархии. В то же время история нас учит, что одни преступления открывают путь другим. Почему бы не воспользоваться опытом ФБР, которое за последние годы отправило за решетку пять мафиозных крупнейших и богатейших семей США, фактических олигархов?

Рассуждая о коррупции в России, некоторые должностные лица и журналисты кивают на Запад, дескать, там тоже не лыком шиты. Но это очень слабое утешение, поскольку во всех западных странах приняты антикоррупционные законы и с этим явлением ведется активная борьба, невзирая на лица и их положение. Государственная Дума только сейчас, в марте 2003 г., стала выяснять, куда исчезли деньги от продажи части государственных акций НК “Лукойл” в 2000 г. коммерческим посредником на Лондонской бирже на сумму в 775 млн долл. Как будто бы эти деньги нашлись и в мае должны поступить в бюджет, хотя определенное время они были в обороте; а как быть с остальными, в том числе проходившими через Внешэкономбанк, который был создан по указу Б. Н. Ельцина и до сих пор не имеет банковской лицензии. Возникает вопрос, почему нищий врач-травматолог одной из московских поликлиник, которого я не собираюсь оправдывать, за взятку в 400 рублей отправлен судом отбывать 5 лет в колонии строгого режима, а деятели, дающие и берущие взятки в сотни тысяч долларов и незаконно обогатившиеся за счет государства, о чем шла речь в предыдущей статье и в многочисленных материалах прессы и телевидения, остаются на свободе, процветают, мелькают на экране, и их можно встретить практически во всех структурах и органах власти? Газета “Аргументы и факты” (№13 за 2003 г.) принцип: “украдешь мало – сядешь, украдешь миллион долларов – отпустят” называет парадоксом нашей правовой деятельности. Однако все факты и аргументы свидетельствуют о том, что это не парадокс, а намеренно выстроенная система. Вот это и есть ключевой вопрос и в экономике, и в политике, и в морально-правовых отношениях, без решения которого никакие пенсионные, административные и иные реформы не оздоровят наше общество и без решения которого ни о каком построении гражданского общества в стране не может быть и речи.

Почему установленные убийцы московского хирурга В. Волкова остаются на свободе, якобы из-за неясности в составе преступления? Что это за такие законы у нас, кто и зачем их принимал, по чьему заказу? Видимо, это делали умные люди, поскольку они создавали исключительно для себя законодательные удобства в экономике, судебной системе и т. д. В результате – законы у нас скорее служат инструментом власти избранных, чем гарантиями свободы для всех.

Как отмечал еще Цицерон, мы должны быть рабами законов, чтобы стать свободными, а Ж. Аламбер подчеркивал, что “истинное равенство граждан состоит в том, чтобы они одинаково были подчинены законам”. Приведем еще несколько интересных высказываний, на сей раз Екатерины Второй: “Законы, не сохраняющие меру в добре, бывают причиною, что отсюда рождается безмерное зло” и Томаса Джефферсона: “Законы пишутся для обыкновенных людей, поэтому они должны основываться на обыкновенных правилах здравого смысла”. Было бы неплохо, если бы наши законодатели руководствовались такими принципами.

Но, к сожалению, это не так, и, к примеру, проекты закона о коррупции, о правах пациентов, о страховании профессиональных рисков медицинской деятельности с ответственностью и без ответственности и другие крайне нужные законы, внесенные в Государственную Думу, так, видимо, и не будут рассмотрены и приняты нынешним созывом. Не случайно экспресс-опрос, проведенный недавно “Вечерней Москвой”, практически полностью подтверждает тезис о целесообразности полного обновления нашего парламента.

В результате продолжающихся тенден-
ций в экономической жизни годовые
потери государства и общества составляют сотни миллиардов долларов, которых так не хватает для развития инвестиционных программ в малом бизнесе, в социально-экономической и социально-культурной сферах. К тому же вместо поддержки малый и средний бизнес брошены на произвол судьбы и оказались полностью беззащитными перед лицом преступности и бюрократии. Фактически это та часть бизнеса, которая, по мнению Национального антикоррупционного центра, не в состоянии содержать дорогостоящие правоохранительные органы и чиновничьи “крыши”, а также весомые юридические службы.

В России в малом бизнесе занято всего 7,6 млн человек, и он вносит только 6,5% (по некоторым данным до 12%) в ВВП, в то время как в других странах в нем занято до 80% трудоспособного населения, например, в Японии, и он дает от 50 до 75% ВВП. Об этом говорилось в предыдущей публикации.

К сожалению, у нас в стране практически не развивается процесс производства в малом бизнесе, а подавляющее большинство из чрезвычайно малого числа существующих мелких фирм занимаются посредничеством, торговлей, общественным питанием и сферой услуг, стараясь уйти от налогов, поскольку и так платят всем подряд. Кроме того, они находятся в жесточайших рамках, т. к. предпринимательская деятельность регулируется 33 977 нормативными актами.

Многие ошибочно полагают, что только в крупных предприятиях могут зарождаться новые технологии и именно они являются носителями прогресса. Но, в США, например, за последние 20 лет в мелких фирмах было создано в 24 (!) раза больше нововведений, чем в крупных, и в 4 раза больше, чем в средних в расчете на каждый затраченный доллар.

Политика сдерживания и нерешительного сплава по течению, проводимая Правительством, возможно на очень короткое время была оправданной, но сейчас нужны более энергичные, ответственные и эффективные действия. В стране очевиден кризис управления, бюрократия работает сама на себя, а власть всех ветвей и уровней никакой ответственности ни за свои планы, ни за свои действия или бездействия не несет перед обществом, которому она призвана служить. Об этом свидетельствует и недавно проведенный опрос ВЦИОМ о претензиях населения к деятельности Правительства в 2003 г. по сравнению с 2000 г., а это хотя и не очень точный, но все же барометр общественного мнения. На первые места среди претензий люди ставят антисоциальную политику: не может справиться с ростом цен и падением доходов населения – было 39%, стало 44%, не заботится о социальной защите населения – соответственно 27% и 37%, не может обеспечить занятость – 27% и 31%. Далее следуют претензии, связанные с беспомощностью Правительства перед лицом преступности: Правительство коррумпировано, действует преимущественно в собственных интересах – было 7%, стало 25%, недостаточно эффективно борется с преступностью – соответственно 17% и 24%, не может обеспечить безопасность граждан – 11% и 19%, действует в интересах мафиозного капитала – 4% и 12%. Следующий блок претензий относится к экономическим проблемам: нет продуманной программы экономического развития – 21% и 20%, т. е. её как не было три года тому назад, так нет и сейчас; не может справиться с кризисом производства – 23% и 17%, имеет низкий профессиональный уровень – 4% и 10%. А на вопрос, считаете ли вы, что нынешнее Правительство сможет в ближайшее время добиться изменения положения в стране к лучшему, доля оптимистов значительно снизилась с 40% до 25%, а доля выраженных пессимистов, напротив, возросла с 24% до 46%. Иначе говоря, только одна четверть опрошенных еще питает какие-то иллюзии в отношении действующего Правительства. Да, не повезло Правительству с народом. При таком раскладе в действительно демократическом государстве Правительство должно было бы уйти в отставку.

Но не только население в целом негативно оценивает деятельность Правительства. В опубликованном недавно докладе “Риски и угрозы для России в 2003 году” Правительство называется Комитетом по делам олигархов и его обвиняют в том, что бремя расходов по модернизации инфраструктуры перекладывается с крупного капитала на население, что продолжается концентрация ресурсов в руках узкого круга сверхбогатых людей и что от населения скрываются негативные последствия олигархической системы. Даже совсем недавно, в апреле, Минфин внес в Государственную Думу три поправки к Налоговому кодексу, причем все три откровенно играют на руку богатым людям. В докладе отмечается выраженный кризис правящего класса, т. е. группы сверхкрупных бизнесменов, сконцентрировавших в своих руках контроль над ключевыми экономическими, административными и информационными ресурсами. Среди внутренних угроз эксперты, составившие доклад, выделили следующие основные:

1. Энергетический и сырьевой перекос экономики.

2. Технологическая отсталость и прогрессирующий износ национальной инфраструктуры, когда самым молодым заводам по 25–30 лет.

3. Нарастающая концентрация экономических и политических ресурсов в руках узкой группировки, достаточно слабо связанной с интересами страны и её граждан и пренебрегающей национально-государственной и социальной ответственностью.

4. Разложение государственного аппарата, его ориентация на обслуживание крупных финансово-промышленных групп.

5. Последствия этого в виде нарастания морального кризиса общества, роста социальной напряженности, пренебрежения интересами малого и среднего бизнеса, торможения реформ, углубления разрыва между богатыми и бедными, деградации демократии и т. д.

Примерно такие же аргументы приводит и президент Европейского банка реконструкции и развития Жан Лемьер, который указывает на чрезмерно сильную зависимость российской экономики от сырьевых отраслей, на слабое развитие малого и среднего бизнеса, на недостаточное качество правовой системы, что вместе взятое существенно сдерживает инвестиционные процессы. Совершенно очевидно, что существующая со времен реформ модель экономики и управления страной себя не оправдывает и становится тормозом развития, а новой модели пока нет, и никто ею не занимается.

Складывается впечатление, что оскудела земля русская на таланты реформаторов. Куда подевались люди, умевшие брать на себя бремя ответственности за судьбу отечества и пекшиеся о могуществе и процветании Российского народа и государства, эти современные Витте и Столыпины? Видимо, раньше они выродились, т. к. в условиях тоталитарной системы нужны были не инициативные лидеры, а талантливые, но послушные исполнители, затем они провисли в сетях бюрократической системы, а сейчас – частично растворились в личных благах и выгодах, частично оказались не у дел. Иногда своей компетентностью, даже опирающейся на здравый смысл, некоторые руководители напоминают того нового дирижера, который, придя в оркестр, пытался дирижировать, но все время подглядывал в шпаргалку, а в ней, как потом случайно выяснилось, было написано: скрипки справа, виолончели слева.

ВЦИОМ в апреле опубликовал репрезентативные результаты опроса взрослого населения относительно того, какие действия Правительства должны иметь первоочередной характер. Первые места с большим отрывом заняли следующие предложения: обеспечить рост промышленного производства и государственное регулирование экономики, снизить налоги на население и юридических лиц, ликвидировать задолженность по зарплате и пенсиям, а затем гарантировать их рост, обеспечить социальную ориентированность реформ, организовать государственную поддержку базовых отраслей экономики, пересмотреть результаты приватизации крупных государственных объектов.

Правительство и отдельные его представители и советники периодически повторяют (и, кстати, все для этого делается, поскольку каких-либо других действий не заметно), что государство должно уйти из бизнеса, хотя более правильным было бы утверждение, что государство не должно заниматься бизнесом, но совсем уходить от бизнеса никак нельзя. Напротив, государство должно жестко контролировать осуществление экономической политики в стране и сам бизнес, одновременно стимулируя его развитие (малого и среднего бизнеса) и защищая от него отдельные, прежде всего, социально уязвимые группы населения. Об этом шла речь в предыдущей публикации. Наряду с этим, что становится с каждым днем всё очевидней, наше государство, в отличие от других стран, пытается уйти и из социальной сферы, перекладывая на население все возможные траты в виде роста цен, одобряя все новые и новые удушающие население налоги, уменьшая социальные льготы и выплаты разным группам населения, в т. ч. детям, работникам бюджетной сферы, а это 15 млн врачей, учителей, работников культуры, науки, студентов (если в 1992 г. 94% студентов вузов получали стипендию, то теперь только 43%) и других, закрывая глаза на экспоненциально нарастающую платность во всех видах образования и здравоохранения. Недавно Правительство приостановило как будто бы на год действие Положения о приобретении, распределении и выдаче путевок на санаторно-курортное лечение и оздоровление работников и членов их семей.

Так какова сейчас истинная роль государства и такая ли власть нужна народу? И направлено ли всё это в сторону построения гражданского общества в стране, в сторону гражданского согласия? Нет ни одного министерства или ведомства, которые не жаловались бы на дефицит финансовых средств. Периодически публично выступающие реформаторы 90-х годов прошлого столетия и сейчас настойчиво подчеркивают необходимость резкого уменьшения государственных расходов, что означает значительное сокращение всей бюджетной сферы с соответствующими последствиями и для страны, и для большой части её жителей. Это еще раз подчеркивает ошибочность выбранного главного вектора развития: акцент нужно делать не столько на сокращении государственных расходов (хотя многие из них непроизводительны и не всегда приводят к желаемым результатам), сколько на пополнении государственного бюджета, для чего есть очень много разнообразных возможностей. А это означает совсем другую, можно сказать, прямо противоположную направленность реформ по сравнению с тем, что делается сейчас. Только такая смена парадигмы сможет обеспечить развитие страны без ущерба (а не за счет) населению. Однако пока все реформы направлены прямо или косвенно против большинства граждан страны (и это следует из предыдущего и последующего материала), что опять же делает актуальными вопросы: кто у нас для кого, власть для населения или наоборот, и у нас власть большинства или подавляющего меньшинства?

16.12.2012


Посмотрите также:
Мудрость китайской медицины
Мудрость китайской медицины

  Китайская медицина представляет собой «сгусток» накопившейся с годами...
Полезные свойства сосны
Полезные свойства сосны

Сосна издавна славиться своими полезными свойствами. Можно сказать, то она является настоящим...
Правила работы в лаборатории
Правила работы в лаборатории

  Что представляет собой биологическая лаборатория? Это не просто помещение с лабораторной...
Отравление бытовым газом
Отравление бытовым газом

  Отравление бытовым газом или дымом в наши дни достаточно распространено. И это связано,...
О проблемах со зрением у ребенка
О проблемах со зрением у ребенка

Каждый родитель старается беспокоиться за здоровье своего ребенка. Но существуют проблемы, о...