Размышления о современной системе охраны здоровья

> Официальный отдел > Позиция медиков > Размышления о современной системе охраны здоровья

Комаров Ю. М., доктор мед. наук, профессор, засл. деят. науки Российской Федерации

Об экономической ситуации в стране. Знания о ней крайне необходимы для того, чтобы правильно понять и оценить сложившиеся проблемы здоровья населения и системы здравоохранения. Уровень экономического развития России с начала перестройки падал, сейчас определяется 102 местом среди 209 стран, и по мировым стандартам Россия стала относиться к слаборазвитым странам. Совокупный объем внешнего долга по отношению к реальному ВВП возрос в результате прошлогодней девальвации до 156%, а только на выплаты процентов по внешним долгам уходит 30% бюджета, причем годовой бюджет России равен недельному в США.
С 1992 г. производство в стране сократилось в 3 раза и до 1999 г. не было произведено ни одной структурной перестройки промышленности, хотя на это выделялись кредиты.
В 1998 г., по сравнению с предыдущим годом, поступило налогов и сборов в консолидированный бюджет страны на 12%, а в федеральный – на 20% меньше. Из общего объема поступлений налоговых платежей в федеральный бюджет поступило 37% (1997 г. – 43%). Из небольшого числа донорских территорий (при подавляющем большинстве дотационных) некоторые вообще не отчисляют средства в федеральный бюджет, который составляет 8% от консолидированного бюджета. Структура поступлений средств абсурдна, бесперспективна и не имеет аналогов в мире. Так, более 85% всех поступлений обеспечивается тремя налогами: НДС – 43%, акцизы – 24% (отражают продолжающуюся заинтересованность государства в спаивании населения), налог на прибыль – 19%. В США, например, при федеральном бюджете в 180 раз превышающем аналогичный в России, основные поступления идут за счет индивидуального подоходного налога (46%), налога для социального страхования (34%) и налога с доходов корпораций (11%). Важно отметить, что на малый бизнес производства товаров и услуг в США приходится 40% ВНП (в Германии – 50%) и 76% трудоспособного населения (в Германии – 57% занятых). Возьмем другую сторону этой же медали – федеральные расходы – и сопоставим. На социальное обеспечение в России тратится 7,3% от федерального бюджета, а в США – 22,9%, на здравоохранение – соответственно 14,4% и 1,8%, что свидетельствует об отсутствии социальной ориентации федеральных властей в России. Отсюда следует, что без коренного изменения экономической политики и без ее ориентации на ускоренное развитие малого производительного бизнеса серьезных инвестиций в здравоохранение ожидать не приходится. Кроме того, любая реформа, даже направленная на сокращение расходов, требует, как известно, определенных затрат, которые пока взять неоткуда. Вот почему реформы осуществляются вяло и медленно. По данным Н. М. Римашевской, в 1998 г. на долю 5% богатых людей приходилось 76,7% от всех официально зарегистрированных сбережений, а в 1999 г. социально-экономическое неравенство населения еще более возросло и достигло фантастических пропорций между 10% богатых и 10% бедных – 1 к 40, в то время как в США – 1:6, Латинской Америке – 1:12, а в СССР в 1989 г. было 1:4. Такое выраженное неравенство не могло не отразиться на состоянии здоровья населения.

О ситуации в здоровье. Как известно, после отмены антиалкогольной компании, спасшей за три года 900 тыс. человеческих жизней, общая смертность в стандартизированных показателях стала быстро расти и уже в 1992 г. превысила самый высокий исходный уровень (1984 – 85 гг.), а в 1994 г. были зафиксированы самые низкие показатели средней продолжительности жизни и самые высокие уровни смертности. В этот же период вероятность дожития до 70 лет у мальчиков, достигших 16 лет, была меньше, чем 100 лет тому назад. После 1994 г. смертность стала постепенно снижаться, а СПЖ, соответственно, расти вплоть до 1999 г., хотя ничего в стране не было сделано для этого. Просто к 1994 г. вымерли все слабые люди, так и не сумевшие адаптироваться к новым суровым и несправедливым условиям жизни. Затянувшийся так называемый переходный период продолжает отражаться на здоровье людей, и уже за первое полугодие 1999 г. смертность возросла на 6,4%, а рождаемость упала на 4,5% (в сравнении с тем же периодом 1998 г.). Особенно резко смертность выросла в Читинской (на 21,2%), Архангельской (на 20,9%), Ярославской (на 15,8%) областях и республиках Якутия (на 16,7%) и Карелия (на 16,2%), а наибольшее снижение рождаемости отмечается в Чувашии, Липецкой, Ростовской, Челябинской, Магаданской областях и Ставропольском крае (на 8 – 9%). Наибольший рост смертности отмечен от ИБС (в 1,8 раза), туберкулеза (на 30,2%) и в целом от всех инфекций (на 27%), а также от транспортных травм и пневмоний. Продолжает оставаться на высоком уровне материнская смертность с ее абсурдной структурой (аборты, кровотечения, токсикозы) и младенческая смертность, причем в структуре последней выросли такие причины, как болезни органов пищеварения (на 40%), кишечные инфекции (на 30%) и несчастные случаи и отравления (на 6,2%).

О приоритетах в здоровье. Проведенный анализ значительного числа диссертационных исследований показывает, что в последние годы в России практически сформировалась новая большая группа социального риска – это подростки, занимающиеся проституцией. Если к этому добавить, что к началу репродуктивного периода почти каждый подросток имеет хотя бы одно хроническое заболевание, случаи детской инвалидности, частоту ранних абортов и венерических болезней у подростков, нарастающую частоту нарушений репродуктивной функции, то возникает вопрос, какие дети будут рождаться от нынешних 32,3 млн. подростков? Поэтому проблемы здоровья подростков сейчас выходят на первый план в нашем обществе, оттеснив такие важные вопросы, как высокая преждевременная смертность, заболевания матери и ребенка, наиболее значимые инфекционные и хронические болезни на последующие места.

О методологии выбора приоритетов. Приоритетными можно считать те проблемы здоровья, по которым общество несет наибольшие потери, и те службы здравоохранения, которые ответственны за эти потери. Например, наибольшие показатели смертности связаны с болезнями системы кровообращения (БСК), которые в 4,1 раза превышают соответствующие показатели от новообразований, в 4,5 раза – от травм и отравлений, в 12,2 раза от болезней органов дыхания, в 20,7 раза от болезней органов пищеварения, в 33,9 раза от инфекций. Вместе с тем, средний возраст умерших от БСК намного превышает среднюю продолжительность жизни, а средний возраст умерших от других причин, особенно от травм и инфекций значительно (на 30 – 35 лет) моложе. Поэтому, если число умерших от травм умножить на общее число не дожитых до средней продолжительности жизни лет, то получается значительная проблема для общества, связанная с недопроизведенной продукцией в трудоспособный период. Или другой пример, с младенческой смертностью. На две причины – состояния перинатального периода и врожденные аномалии – приходится 67% всех случаев смерти новорожденных. Казалось бы, это и есть приоритетные проблемы в снижении младенческой смертности в стране. Но сравнительный анализ с другими (прежде всего, развитыми) странами показывает, что по указанным причинам смертность новорожденных у нас выше в 3,1 раза, а по легко устранимым причинам – гораздо выше: по травмам и отравлениям – в 7,5 раз, по инфекциям – в 8,9 раза, по болезням органов дыхания – в 16,3 раза, в том числе по пневмониям – в 19,4 раза. Это говорит о том, что развитые страны вначале резко уменьшили устранимые причины, а затем уже занялись остальными. Сейчас все поголовно в России увлечены туберкулезом, создаются федеральные и региональные программы (не подкрепленные финансированием), законодательные акты, привлекаются зарубежные инвесторы, хотя в других странах туберкулез, правда в меньших масштабах, но до сих пор не победим.

Чем оперируют наши специалисты? Фактически рядом цифр по числу заболевших и по заболеваемости на 100 тыс. населения, начиная с 1992 г., после чего отмечается рост этих данных. Такая логика ущербна и вредна. На самом деле в 1980 г. у нас и число заболевших и заболеваемость были выше. Значит, во-первых, эта проблема не нова, а во-вторых, не все аспекты в ней являются значимыми. Анализ показывает, что, с одной стороны, растет частота выявленных запущенных случаев и, соответственно, летальность от туберкулеза, что напрямую связано с разрушенной системой профилактики и раннего выявления (в т. ч. с помощью массовой флюорографии), а с другой – растет частота активных форм туберкулеза, на 70% локализованная в местах заключения, что представляет серьезную опасность для окружающих. По уровню туберкулеза выделяются только 6 территорий России из 89. Поэтому во всей проблеме туберкулеза в стране можно выделить только 2 ключевых аспекта: профилактика с ранним обнаружением и эффективное лечение в четко локализованных условиях. Интересно также отметить, что при весьма сходной с западными странами частоте цереброваскулярных нарушений, смертность от них в России намного выше, что свидетельствует о выраженных недостатках в оказании медицинской помощи этой категории пациентов. Аналогичных примеров можно привести множество, и все они нацелены на выбор приоритетов.

Что происходит в здравоохранении. Примерно треть больничных коек в стране пустует, и общее сокращение коечной сети осуществляется только за их счет, да и то не полностью. Еще одна треть занята такими пациентами, которые могли бы получить помощь в других условиях (амбулаторных, медико-социальную помощь в соответствующих учреждениях или на дому, дневных стационарах). Последнюю треть составляют госпитализированные либо в тяжелом состоянии, либо доставленные по экстренным медицинским показаниям. Следует отметить, что эта категория больных в последние годы стала поступать в стационары все в более тяжелом состоянии, что свидетельствует о крайне неудовлетворительной работе амбулаторного звена. Все чаще встречаются пропущенные, запущенные случаи, недообследованные и недолеченные амбулаторно пациенты. Амбулаторная помощь в определенной мере “содействует” хронизации патологии и поэтому нуждается в существенных изменениях. Постоянно растет и число больных, госпитализированных по экстренным медицинским показаниям после 24 часов от начала заболевания, т. е. в более тяжелом состоянии. Вместе с тем в этих трудных условиях хирурги в больницах работают с полной самоотдачей, в результате чего, как отмечалось ранее, по всем экстренным заболеваниям снижаются и частота послеоперационных осложнений, и летальность. Сохранила достаточный уровень и стационарная педиатрическая помощь. В службе скорой медицинской помощи наметились позитивные процессы, направленные на ускорение времени доезда до пациента путем введения медицинского районирования территорий. Однако, эта полумера не ведет к существенному улучшению результатов работы и в перспективе скорая помощь будет оказываться только в ургентных случаях, а оказание неотложной помощи возьмут на себя врачи общей практики. Резкий недостаток финансирования вынуждает руководителей органов и учреждений здравоохранения вводить все больше платных услуг (что противоречит Конституции), укрупнять отделения, создавать межрайонные центры. Необходимо отдавать себе отчет в том, что простое сокращение числа коек не ведет к большей экономии средств за счет пребывания больного (питание, лечение, белье), т. к., во-первых, в основном, за это нередко платят сами больные, а, во-вторых, наибольшие расходы в больницах приходятся на коммунальные услуги и зарплату, которые при этом не уменьшаются.
В регионах отмечается выраженный процесс консолидации усилий (создание объединений, ассоциаций и т. д.), разрабатываются региональные программы, основанные на местных приоритетах. Таким образом, в неимоверно сложных условиях здравоохранение продолжает функционировать благодаря самоотверженному труду всех медицинских работников.

О концепции развития здравоохранения и медицинской науки. Эту концепцию долго ждали и, наконец, два года тому назад она была утверждена правительством. В общем виде концепция – это набор взглядов, представлений, мыслей и положений. Данная концепция, хотя и не лишена множества недостатков, могла бы за это время уже трансформироваться в методы ее реализации: программа реализации (конкретные цели и задачи приоритетов, этапы, практические мероприятия, задания науки, ожидаемые результаты, критерии их достижения, экономические просчеты, организация всей работы по программе), а по каждой конкретной задаче разработка соответствующих проектов со всеми элементами проектного анализа. К сожалению, это не сделано до сих пор, и фактически реализация основных направлений концепции носит упорядоченный характер, хотя уже давно пора переходить от описания проблем к их решению. Здесь применим лозунг ВОЗ “Мысли глобально, действуй локально”, т. е. должно быть большое число конкретных проектов на конкретных территориях.

О Программе государственных гарантий по оказанию бесплатной медицинской помощи. Эта важная Программа, фактически определяющая гарантированные государством виды и объемы помощи населению страны, хоть и была утверждена правительством, но может служить лишь в качестве ориентиров и не может быть реализована ни в одной территории, т. к. обеспечивается финансированием лишь на 30 – 60%. Поэтому перед органами государственной власти должна стоять дилемма: либо совершенно честно признать невозможность выполнения Программы и сократить объемы бесплатной помощи, приводя ее в соответствие с реальными финансовыми возможностями (а это значит – расписаться в своем бессилии), либо выделить в Программе необходимые приоритеты, т. е. заявить, что Программа в утвержденном объеме будет распространяться не на всех. Приоритеты могут быть следующих видов: в здоровье (когда определяется, например, что в первую очередь бесплатной помощи подлежат больные туберкулезом, диабетом и т. д.), в здравоохранении (когда определяется, например, что в первую очередь бесплатно будет оказываться первичная медицинская помощь, т. к. на ее уровне можно решать до 80% всех проблем здоровья), в населении (когда, как например, в Голландии, устанавливается уровень годового дохода, сверх которого бесплатная помощь не оказывается. Или как в Англии, где население традиционно распределено на 5 групп и показано, что все они требуют не одинаковых, а разных объемов медицинской помощи). Кстати, когда после распада СССР в Финляндии разразился финансовый кризис, то там постарались в неизменном объеме сохранить лишь первичную медицинскую помощь, что не привело к ухудшению здоровья населения.
Вместе с тем официальных разъяснений, как реализовать эту Программу государственных гарантий в нашей стране нет.

О медицинском страховании. Понятно, что другого пути сохранить хоть в каком-то виде систему здравоохранения не было, т. к. в отличие от бюджета страховые взносы собираются исправно, и они служат стабильным источником недостаточной оплаты труда медицинских работников и лечения пациентов. С другой стороны, мы создали по ряду причин нерациональную модель, которая была осуждена ВОЗ, но изменить которую не позволяет мощное страховое лобби. Из всех существующих систем ОМС наиболее простой и эффективной является система в Эстонии, разработанная при поддержке ВОЗ и Всемирного банка.

О приоритетах в здравоохранении. Они не назначаются или, как у нас это повсеместно делается, определяются экспертным путем. Методология выбора приоритетов более сложная, что вполне обоснованно, т. к. цена ошибки при этом весьма значительна. Наиболее сложным моментом в разработанной нами модели является именно переход от приоритетов в здоровье к приоритетам в здравоохранении. Не вдаваясь в подробности всего процесса, отметим лишь, что на данный момент времени научно-обоснованными ключевыми положениями всей реформы здравоохранения является опережающее развитие первичной медицинской помощи (включая общеврачебную практику), которая в лучшую сторону изменяет все взаимоотношения в системе здравоохранения, и обеспечение качества медицинской помощи. Первое направление отражает скорее динамику процесса реформирования, вытягивая как за Ариаднину нить весь клубок накопленных структурно-функциональных проблем, а второе – поднимает планку функционирования здравоохранения, обеспечивая лучшие результаты для пациентов.
К числу приоритетных научно обоснованных направлений относятся также лекарственное обеспечение, реформа скорой и стационарной медицинской помощи, развитие службы реанимации и интенсивной терапии в сторону повышения ее доступности (во времени).

О профилактике и первичной медицинской помощи. Профилактика, будучи приоритетным направлением развития советского здравоохранения, оказалась сейчас на задворках у органов здравоохранения и системы ОМС. А ведь болезни все же легче предупредить, чем лечить. Но в данный момент времени доминирует ошибочная гипотеза лечебной медицины и нужно приложить огромные усилия, чтобы хотя бы восстановить статус-кво. Из-за сложившегося перекоса общество несет колоссальные потери и в здоровье, и в содержании всех лечебных, главным образом, “тыловых” служб. Подписавшись под Алма-Атинской декларацией 1978 г., наша страна, в отличие от других стран, в течение 10 лет ничего не сделала для ее реализации. И лишь с 1988 г. начались постепенные усилия по внедрению общеврачебной практики. В 1992 г. выпущен приказ Минздрава № 237, разработаны методические рекомендации, составлена Федеральная программа по семейной медицине, осуществляется подготовка кадров и создание практик, как включенных в состав поликлиник, так и индивидуальных.
Наиболее продвинутыми в этом отношении являются Тульская, Самарская, Екатеринбургская, Тверская области и республика Карелия. Вместе с тем нерешенных в практике вопросов остается много. Главное – чтобы врач общей практики, помимо ответственности за пациента, выполнял бы системообразующую функцию в оказании первичной медицинской помощи на коммунальном уровне, включая профилактику, работу со школьниками и подростками и т. д. Это возможно только путем создания специально обученных команд (врач, патронажные медсестры, акушерка, санфельдшер, добровольцы и др.), для подготовки которых требуется организация школы общественного здравоохранения. Все это позволяет больше внимания уделить укреплению здоровья, профилактике болезней и возможно раннему выявлению болезней. О качестве медицинской помощи и стандартизации. Практически все работы, как ранее выполнявшиеся, так и сейчас проводимые, никакого отношения к качеству не имеют, т. к. они были ориентированы на субъективную оценку ошибок, допускаемых медработниками. И только в последнее время появились у нас в стране отдельные работы (в Твери, Туле, Дубне), связанные с разработкой таких медицинских и организационных технологий ведения пациентов, которые бы, как доказано мировым опытом, давали наилучшие результаты.
Речь идет о руководствах (т. е. сочетании приемов и алгоритмов) лечения больных отдельными заболеваниями, которые, как правило, начинаются с синдроматики. Этому способствовало развитие клинической эпидемиологии, проведение широких эпидемиологических исследований с оценкой их результатов, доказательной медицины, методов мета-анализа и Кохрейновского сотрудничества.
Не вдаваясь в детали, отметим, что все это и есть обеспечение качества. Разработка протоколов, т. е. перечня различных методов, приемов, манипуляций и т. д. на разных этапах работы с пациентом уже идеологически устарела, т. к. гораздо важнее перечня действий является определение их последовательности в соответствии с логикой действий врача. Это все никак нельзя называть стандартами (в западном понимании – это пример, достойный подражания), т. к. этот термин у нас прочно занят и обозначает необходимость строгого соблюдения принятых стандартов, что в наших условиях приведет к невиданному росту судебных исков.
Можно разработать стандарты на бактерийные и вирусные препараты, на вакцины и сыворотки, на лекарства и медицинскую технику, т. е. на любые изделия, но стандартизовать мышление, логику врача нельзя, да и неправомерно. Наша задача – дать ему в руки “инструмент”, пользуясь которым он может получить лучшие результаты.

Об этапности развития подходов в здравоохранении. Многие страны прошли в своем развитии следующие этапы: вначале внимание здравоохранения фокусировалось на болезнях (инфекции, новообразования, болезни сердца и сосудов и др.), затем оно переместилось на детерминанты болезней, т. е. на влияющие факторы и условия. Потом в центре внимания стал пациент со всеми его проблемами, что хорошо прослеживалось на Стокгольмской модели 1992 – 94 гг., а в последнее время – население микрорайона (комьюнити), как сделано, например, на модели округа Южный Ланаркшер в Шотландии. При этом использовался бенчмаркинг – процесс сравнения, изучения и анализа. С другой стороны, необходимо четко организовать этапность системы охраны здоровья в виде пирамиды основанием вверх: первичная и вторичная профилактика, самообследования и самопомощь (в западных странах по этим вопросам имеются “горы” литературы, т. к. действительно не нужно с каждым “чихом” обращаться к врачу или каждый квартал делать маммографию, когда достаточно научить женщин правильно пальпировать свою грудь), первичная медицинская помощь, включающая общеврачебную практику (лучше групповую и включенную в работу существующих амбулаторных учреждений), амбулаторная специализированная, больничная общая и специализированная реабилитация и т. д. Следует добиваться того, чтобы соответственным образом были перераспределены и деньги: 20% на профилактику, 30% на первичную медицинскую помощь (самую массовую и доступную), 20% – на специализированную амбулаторную и 30% – на стационарную.

Роль государства в системе охраны здоровья. В большинстве Западных стран отмечается отход от рыночных отношений в социальной сфере и с подачи президента Франции и премьер-министра Великобритании наблюдается резкое усиление роли государства в этом секторе. Ведь основная задача государства заключается в том, чтобы собрать средства в виде налогов из сферы экономики и перенести их в социальную сферу (здравоохранение, образование, социальное обеспечение, культура, наука), которая сама себя содержать не может, да и не должна. Этим самым достигается поддержка населения, социализация общества и относительное равенство в стартовых возможностях и практически во всех возрастах.
В Англии практически полностью отказались от всей атрибутики рыночных отношений в здравоохранении, от конкуренции больниц (на свободном рынке медицинских услуг), от медицинских трастов, от полного фондодержания, а из лексикона постепенно исчезают все рыночные термины: покупатель и продавец медицинских услуг и т. д. В США осуществляется процесс централизации медицинской помощи, отход от договорных отношений с “производителями” медицинских услуг при более жестком контроле за качеством медицинской помощи и расходованием денежных средств.
В нашей же стране нет понимания того, что не может быть устойчивой экономики без устойчивого здоровья, хотя необходимость осознания этой взаимосвязи возникла давно. Ответственность государства проявляется в выполнении конституциональных гарантий, в обеспечении прав граждан на здоровье, в ежегодном отчете президента перед нацией о состоянии и динамике здоровья. Должна быть четко сформулирована и реализована государственная политика в области охраны здоровья, разработана национальная программа “Здоровье для всех россиян”, создан Национальный институт здоровья.

Роль Министерства здравоохранения в современных условиях. Проведенный детальный анализ структуры, задач и функций Минздрава с дореволюционных времен и до наших дней показывает, что к концу
30-х годов структура Минздрава в основном сформировалась и затем подвергалась лишь “косметическим” изменениям. В некотором отношении сейчас она даже хуже, чем ранее, т. к., например, функция профилактики (массовые обследования населения, профилактические, периодические и целевые осмотры, раннее обнаружение болезней и диспансеризация) практически полностью, как и сам термин в бывшем лечебно-профилактическом управлении, исчезла, что существенно повлияло на все аспекты деятельности системы здравоохранения. Кроме того, нынешняя структура Минздрава не соответствует требованиям сегодняшнего дня и изменившимся условиям в обществе, не технологична и по-прежнему курирует службы, хотя функции управления ими переданы на места. Фактически Минздрав сейчас должен определять политику и стратегию развития отрасли (во всех аспектах), поддерживать и развивать новые технологии и т. д., а сложившаяся структура этому не способствует. В ряде стран (например, в Италии) вообще намерены отказаться от Министерства здравоохранения и передать его функции на места. С этим согласиться трудно, более того, по-нашему мнению, вместо Минздрава нужно создавать структуру более высокого уровня по охране здоровья населения с возможностью межсекторального воздействия на комплексные проблемы здоровья и с ответственностью перед обществом по критерию здоровья. В этом случае появился бы также орган, ответственный за национальную программу “Здоровье для всех россиян”, как это рекомендует ВОЗ.

Роль законодательства и международного сотрудничества. Необходимо создавать стройную систему законодательства в здравоохранении в соответствии с принятыми в обществе приоритетами, реорганизовать систему ОМС, осуществлять большее влияние на фармацевтический рынок и на производство, закупку изделий медицинской техники и на их цены. Разработанный в настоящее время Государственной Думой Закон о здравоохранении нуждается в серьезной переработке и ни в коем случае не должен отменять более широкие и фундаментальные “Основы законодательства об охране здоровья граждан”.
Что касается международного сотрудничества, то оно должно строиться на партнерских отношениях, паритетных началах, а не на навязывании нам мнений и предложений, что по ряду проектов еще имеет место. Некоторые международные организации используют в нашей стране подходы, отработанные ими в ряде стран Азии и Африки, что, конечно же, не является приемлемым для России, страны, находящейся хоть и в тяжелом экономическом состоянии, но обладающей колоссальным интеллектуальным и творческим потенциалом. Хорошим примером партнерских отношений служит сотрудничество с ВОЗ, работа Комитета по здравоохранению Межправительственной комиссии Россия–США и др. В то же время такое огромное число работ, выполненных зарубежными организациями на территории страны (большие и локальные проекты, консультации, операции и т. д.), не позволяет Минздраву отслеживать за ними, оценивать их с точки зрения соответствия проводимой политики. В результате в ряде регионов создается “лоскутное одеяло” систем здравоохранения (смесь из разных стран), которое не выдерживает напряжения нашей жизни и разрывается по швам, нанося непоправимый вред и населению, и здравоохранению.

Заключение. Конечно же, в пределах одной статьи невозможно осветить все проблемы здоровья и дать им глубокую оценку. Данная статья скорее представляет собой набор тезисов, правда, подкрепленных результатами множества исследований, статистическими данными и анализом многих публикаций. Хотелось, чтобы мы все задумались, в каких условиях мы находимся и живем и как мы себе видим наше будущее.

16.12.2012


Посмотрите также:
Вечная проблема похудения
Вечная проблема похудения

  Похудение является одним из наиболее актуальных вопросов, которые волновали как женщин,...
Обструкция желчных путей
Обструкция желчных путей

 Обструкция желчных путей (протоков) – это их закупорка (блокировка,...
Чтобы глаза оставались здоровые…
Чтобы глаза оставались здоровые…

  Наш мир устроен так, что зрение играет в нем огромную роль. С развитием технологий глаза...
Чем опасна плесень?
Чем опасна плесень?

  Плесень – это извечная проблема всех без исключения помещений, причем абсолютно...
Иван-чай – полезный напиток
Иван-чай – полезный напиток

  О целебных свойствах иван-чая знали еще в Древней Руси. Тогда чая, в современном...