Каннибализм в конце ХХ века. Трансплантология: этика, мораль, право

> Официальный отдел > Позиция медиков > Каннибализм в конце ХХ века. Трансплантология: этика, мораль, право

Дефицит человеческих органов для трансплантации обещает блестящее экономическое будущее для ксенотрансплантации. Несколько компаний готовы войти в этот рынок, который оценивается в несколько биллионов экю в течение 10–15 лет.

Из Документа Парламентской Ассамблеи Совета Европы 24 марта 1998 года “Демократические преобразования” в России, тотальная либерализация (что не запрещено, то разрешено) выразились в первую очередь в разрушении трех основных признаков государства: целостности территории и размывании границ, нарушении права на государственной территории, продолжении процесса распада власти, должной гарантировать право на территории государства. Этот разрушительный процесс был бы невозможным без дезорганизации трех государственных институтов, формирующих социальную и духовную основу российского народа, – здравоохранения, образования и правопорядка. Государство может быть сильным, если его население будет здоровым, образованным и защищенным в правах.
Завершающим этапом этого процесса могут стать приватизация освоенных территорий страны через займы и зарубежные инвестиции, внешнее управление государством, ориентация обеспеченной части населения страны в сторону Запада и репрессирование той активной части населения, которая не изменила приверженности к сохранению и укреплению государства, законности и порядку. Технология самоистребления населения в оставшейся части территории страны разнообразна и сопряжена, в том числе, с отсутствием правовой базы, направленной на сохранение здоровой части населения страны.
Особую тревогу вызывают не только человеческие потери в “горячих точках” собственного государства и смерти от неестественных причин, но и несовершенство и отсутствие законов, регулирующих современные достижения в области биологии и медицины. В их числе открытия генетической науки, предусматривающие возможность клонирования человека и производство лекарственных средств из органов и тканей человеческого тела, в том числе из клеточного материала пятимесячных живых плодов человека. Такая деятельность узаконена постановлением правительства Черномырдина о прерывании беременности “по социальным показаниям”. А в 1999 году в первом чтении был принят Закон “О здравоохранении в Российской Федерации”, в котором предусматривалось разрешение прерывания беременности по социальным показаниям при сроке беременности до 22 недель, что противоречит ст. 115 УК РФ “Убийство”). Это и развернутая индустрия в трансплантации органов и тканей человека, не отрегулированная законодательными нормами и ввергнувшая в тревогу разумную часть человечества перспектива пересадки органов, тканей и клеток животных человеку, известная как ксенотрансплантация.
“Хотя такие пересадки считались несколько лет назад почти невозможными, но развитие исследований в технологии трансплантации таково, что они стали клинической реальностью”, – предупреждают человечество члены Парламентской Ассамблеи Совета Европы в Документе 8050 от 24 марта 1998 года.
Из истории вопроса. Публикации по проблемам трансплантации органов и тканей человека, а также наметившейся коммерческой деятельности в этой сфере циркулируют в российских и московских СМИ то с угасающей, то с возрастающей интенсивностью в течение последних 8–9 лет, вызывая раздражение власть предержащих “реформаторов” и их “либеральных” журналистов. Напомню, что известный ученый, академик РАМН Ю. М. Лопухин в 1992 году писал: “Бойкие предприниматели <…> уже предлагают поставлять свежие сердца по 50 тысяч рублей за штуку (5 автомобилей “Жигули”) из мест межнациональных конфликтов. В Москве существует кооператив, торгующий биологическим материалом по баснословным ценам”. И далее: “...пересадка почки стоит 200 тысяч рублей, сердца – вдвое больше. Формируется новая элитарная медицина, только теперь всеми ее благами будут пользоваться богатые предприниматели и спекулянты”.
В органах представительной и исполнительной властей, прокуратуры и МВД стали появляться материалы, свидетельствующие о масштабных намерениях оказывать помощь по пересадке трансплантатов иностранным пациентам за соответствующую плату. Новоявленные коммерсанты от медицины предполагали использовать материально-техническую базу в основном медицинских учреждений бывшего IV Главного управления Минздрава СССР, в том числе Центральную клиническую больницу. Стало ясно, что при такой интенсивности организационного процесса, без надлежащей правовой базы Москва и Россия в очень короткие сроки могли бы стать международным центром по пересадке органов иностранным пациентам на коммерческой основе, с донорским обеспечением за счет российских граждан.
Широкая география созданных и безбедно существующих на базе медицинских учреждений СП, кооперативов, частных предприятий позволила предполагать и говорить о создании на территории СССР, а затем России и Москвы сырьевой базы для поставок человеческого материала за рубеж. Подтверждением тому послужили: договоры о намерениях, контракты, проекты уже подписанных договоров, рекламные объявления и пр., свидетельствующие о том, что новый бизнес набирает обороты.
Правоохранительные органы в 1992 году располагали сведениями о том, что только один московский кооператив по оказанию ритуальных услуг в 1990 году изъял: гипофизов – 18 718 ед., твердых мозговых оболочек – 5 806 ед., донорских глазных яблок – 1172 пары, глиссоновых капсул печени – 1453 ед., белочных оболочек яичек – 3187 пар, фиброзных капсул почек – 1014 пар, жировой клетчатки подошв – 582 пары, костных трансплантатов – более 400 комплектов, внутренних органов и тканей (сердце, почки, легкие, головной мозг, аорта, клапаны сердца, кожа) – суммарно более 700 ед. Перечень органов и тканей дополняется рекламными объявлениями посреднических фирм, специализирующихся на поставках трупного (!) материала.
Кроме того, в правительство РФ, Генеральную Прокуратуру РФ, Совет Безопасности при президенте России и многие другие государственные структуры поступали сведения о “коммерческих предложениях по продаже биологически активного вещества – альфа-фетапротеина” (белок, содержащийся в крови беременных женщин в первой половине беременности и у больных раком печени) от различных малых предприятий и кооперативов.
В своих рекламных предложениях “коммерсанты” оговаривали условия: “Цена договорная, оплата в СКВ и рублях”. Предлагали “услуги по поставке специального аутобиоматериала из различных органов и тканей”, поставка и забор которых “может быть осуществлен для медицинских целей, для использования отдельных органов и систем в качестве наглядных пособий в процессе обучения, а также для использования в качестве сырья в фармакологической и парфюмерной промышленности и в области трансплантологии”. При этом гарантировались “законность всех поставок аутобиоматериала”(!?), а также поставка в необходимом количестве и требуемом виде”. Например, поставка почек человека до 600 ед. в год и многое другое.
К сожалению, тенденция превращения России в сырьевую базу по использованию человеческого материала для незаконных целей по-прежнему сохраняется и усугубляется уже принятыми законами и готовыми к рассмотрению проектами законов РФ. Блок уже введенных законов и подзаконных актов легализует деятельность в области трансплантации и иного незаконного использования человеческого материала. Например, Закон “О лекарственных средствах” в ст.4 “Основные понятия, используемые в настоящем Федеральном законе” утверждает норму, допускающую возможность использования в качестве сырья для производства лекарственных средств органов и тканей человека. Буквально это звучит так: “Лекарственные средства – вещества, которые применяются для профилактики, диагностики, лечения болезней, предотвращения беременности, полученные из крови, плазмы крови, а также органов, тканей человека или животного...”.
Вполне понятно, что производство “лекарств” из органов и тканей человека требует постоянной поставки “сырьевого материала”, и этот материал будет поставляться из тех стран, в которых нет законов, защищающих жизнь и безопасность людей. Такой страной на сегодня может стать Россия.
Любой человек вправе сделать письменное заявление “о нарушении своей физической целостности (в т. ч. об изъятии органа, (авт.))”. И это могло бы стать нормальным явлением на территории Российской Федерации, если бы был принят Закон РФ “О правах и безопасности пациентов в сфере здравоохранения”, подготовленный и внесенный на рассмотрение депутатами первого созыва Государственной Думы. Статья 15 этого законопроекта давала такую возможность пациенту.
Что это означает в жизни? А вот что. Доведенный до отчаяния человек в случае принятия упомянутого Закона РФ мог бы обратиться к врачам с просьбой изъять у него любой из парных органов, костный фрагмент, сустав или иную часть своего тела. Такого содержания объявления, доведенных до крайней нищеты граждан, желающих продать один из парных органов, можно встретить в определенных местах города.
Закон не был рассмотрен Государственной Думой первого и второго созывов. Измененный поправками, он обсуждался рабочей группой в апреле 1998 года, но до настоящего времени так и не внесен для рассмотрения. Верховный Совет РСФСР в декабре 1992 года принял Закон “О трансплантации органов и/или тканей человека” со значительными правовыми изъянами, который требует значительной коррекции.
Статья 8 этого закона “Презумпция согласия на изъятие органов и/или тканей” не обязывает врачей считаться с мнением родных и близких при вынесении решения о заборе органов умирающего человека, получившего повреждения, к примеру, в дорожно-транспортном происшествии. Буквально это звучит так: “Изъятие органов и/или тканей не допускается, если учреждение здравоохранения на момент изъятия поставлено в известность о том, что при жизни данное лицо либо его близкие родственники или законный представитель заявили о своем несогласии на изъятие его органов и (или) тканей после смерти для трансплантации”. По свидетельству Московского комитета здравоохранения, за пять лет действия этого закона не было зарегистрировано ни одного случая волеизъявления граждан по поводу судьбы своих органов в случае внезапной смерти.
Несостоятельность и абсурдность этой нормы неоднократно доказана конкретными примерами из жизни, когда близкие родственники пациента, сутками дежурившие у двери реанимационного отделения, ставились врачами в известность о заборе органов у своих близких спустя несколько часов после их смерти.
Известный трансплантолог, кавалер ордена “За заслуги перед Отечеством”, почетный гражданин Москвы академик В. Шумаков, рассуждая о необходимости считаться с мнением умирающего пациента и его близких родственников по поводу изъятия органов, 13 октября 1998 года на депутатских слушаниях по Закону “О правовых основах биоэтики и гарантиях ее обеспечения”, заявил (стиль сохранен): “Если мы будем спрашивать согласия родственников и письменные еще заявления, то давайте трансплантологию закрывать. Только я тогда прошу членов Госдумы, которые часто меня бомбят письмами всякими или заявлениями, чтобы помочь тому или иному больному, ко мне по этому поводу не обращаться, потому что они сами сейчас своими руками тогда в нашей стране закроют...”.
Хотя академику В. Шумакову известно (газета “Сегодня”, 23 марта 2000 года, публикация “Одно сердце на двоих” А. Астаховой), что с 1995 года уже существует норма права, обязывающая медицинских работников считаться с мнением близких родственников. Она закреплена Законом “О погребении и похоронном деле”. Статья закона гласит: “В случае отсутствия волеизъявления умершего право на разрешение действий, указанных в пункте 1 настоящей статьи (в т. ч. о согласии или несогласии на изъятие органов и/или тканей из его тела), имеют близкие родственники (дети, родители, усыновленные, усыновители, родные братья и родные сестры, внуки, дедушка, бабушка), иные родственники либо законный представитель умершего, а при отсутствии таковых – иные лица, взявшие на себя обязанность погребения умершего”.
Любой специалист в области трансплантологии знает, что орган, изъятый у трупа, к трансплантации непригоден. Но данное положение закона лишает возможности процветания “трупного бизнеса” на базе моргов, патологоанатомических отделений больниц и бюро судебно-медицинской экспертизы. Сторонники правового нигилизма не устают внедрять в сознание обывателей формулу – на территории России законы “не работают”.
Какую из статей двух противоречащих друг другу законов выберет не получающий месяцами мизерную заработную плату врач, неизвестно. Но общеизвестно – незнание закона не освобождает от ответственности. К сведению. В новом Уголовном Кодексе Российской Федерации есть три статьи, предусматривающие наказание за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (ст.119, п. “ж.”) “с целью использования органов или тканей потерпевшего лишением свободы на срок от пяти до десяти лет”.
Ст. 128 “Понуждение к трансплантации” предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок до четырех лет за “понуждение с применением физического насилия либо угрозы его применения к изъятию органов и/или тканей человека для целей трансплантации”.
Ст. 129 “Нарушение правил проведения операции по трансплантации” предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок до трех лет при нарушении условий и порядка изъятия органов и/или тканей, повлекшем нанесение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью реципиента. В случае смертельного исхода следует наказание в виде лишения свободы до пяти лет.
Представляет интерес приказ бывшего руководителя Департамента здравоохранения Москвы А. Соловьева № 558 от 26 августа 1995 года “О совершенствовании организации органного донорства в ЛПУ Департамента здравоохранения г. Москвы”, пунктом 2.1 которого разрешается “установить надбавку в размере до 50% должностного оклада категории сотрудников, оказывающих непосредственное содействие в изъятии донорских органов, за счет средств, предусмотренных на заработную плату”. Заметим, премия не за высокое профессиональное мастерство при спасении пострадавшего…
Упомянутый приказ распространяется на больницы, которые закреплены за определенными дорожными магистралями города. На территории некоторых из этих же больниц сооружаются вертолетные площадки для принятия санитарных вертолетов с пострадавшими в ДТП на борту. Возникает по крайней мере два вопроса:
1. В чем заключается это “содействие”? В умышленном усугублении состояния больного, информации руководителя Московского координационного центра органного донорства о наличии кандидата в доноры или в чем-то ином, не оговоренном приказом?
2. Не является ли надбавка в размере 50% должностного оклада по представлению руководителя Центра органного донорства скрытой формой оплаты за подготовленного донора и его органы?
В ежегодных отчетах Комитета здравоохранения Москвы и Минздрава РФ отсутствуют сведения о количестве доноров и полученных от них органов. По информации Центра органного донорства только в первые девять месяцев его существования органы были забраны более чем у 100 доноров.
Пока пресса и Государственная Дума поддерживают жалобы трансплантологов о катастрофической нехватке человеческих органов и необходимости проведения в этой связи срочных исследований в области ксенотрансплантологии члены Ассамблеи Совета Европы в вышеупомянутом Документе предупреждают: “Такие органы, ткани и клетки могут быть носителями вирусов, неизвестных человеку, против которых человек не имеет естественных механизмов защиты. Пересадка таких органов человеку путем ксенотрансплантации может стать причиной созданных человеком пандемий”. И далее, в п. 5 Документа: “Вирусы не имеют национальных границ, поэтому важно обсуждать риск вовлечения в ксенотрансплантацию на международном уровне. Следует напомнить, что обезьяньи вирусы Эбола и Марбурга стали причиной вспышки тяжелейшего заболевания человека и что есть явное доказательство того, что “HJV” происходит от обезьяньих ретровирусов. В настоящее время проводятся исследования, чтобы проверить, могут ли свиньи, которые используются для ксенотрансплантации, быть причиной развития заболеваний у человека”.
Академик В. Шумаков имеет иное мнение по проблеме (стиль сохранен по стенограмме): “Это опять о трансгенных животных. <…> Значит, единственным, наверное, на сегодняшний день реальным выходом, кроме того, что будут совершенно искусственные органы созданы, еще является эта пересадка органов от животного человеку. И тут трансгенная технология и без нее никто обойтись не может. Во всем мире над этим работают <...> Вопрос о том, что морально-этические какие-то нормы. Ну, свиную отбивную, думаю, кто почаще, кто пореже, но каждый из вас ест, и не терзают их морально-этические соображения”.
Ассамблея, признавая серьезность потенциальной проблемы общественного здоровья и с учетом того, что Совет Европы имеет значительный опыт в области биомедицины, включая работы по трансплантации органов, рекомендует, чтобы “комиссия министров потребовала от Комиссии по биоэтике безотлагательного изучения проблем общественного здоровья, которые могут возникнуть от клинической ксенотрансплантации, с рассмотрением целесообразности наложения европейского и глобального моратория на клиническую ксенотрансплантацию”.
О других изъянах действующего Закона “О трансплантации органов и/или тканей человека”. Бесспорно, что добровольное донорство – акт благородный, и его надо популяризировать, но это определяет и необходимость расширения прав донора, изложенных в ст. 12 Закона “Права донора”, и предоставления ему справедливых льгот до конца жизни. К тому же в данной статье не оговорены национальные традиции и религиозное понятие “умершее лицо”. Это недопустимо в многонациональном государстве при различных религиозных убеждениях и существующей межнациональной розни, перспектива разрешения которой пока не имеет положительных тенденций.
При нынешней криминальной ситуации, ведении войны на территории собственного государства важность проведения следственных действий в случаях насильственной смерти, как никогда, актуальна. Эксгумация и повторные вскрытия для установления истины при затянувшихся сроках расследования – явление обычное в сегодняшней следственной практике (неопознанные трупы с начала военных действий в Чечне исследуются и идентифицируются судебными медиками в течение нескольких лет).
В Законе следует оговорить отдельной статьей запрет на изъятие органов у заложников, похищенных людей, лиц с частично или полностью ограниченными правами, военнослужащих и сотрудников МВД. В России похищение людей, взятие заложников стали обычными криминальными событиями последних лет.
В правительственных и околоправительственных кругах весьма болезненно реагируют на утверждение средств массовой информации о торговле на территории России и в Москве органами и тканями человека. Не вникая в суть документально подтвержденного и реально существующего явления, высокие государственные чины имеют одну железобетонную позицию, основанную на известном принципе – “не может быть, потому что не может быть никогда”.
Торгуют наши бизнесмены от медицины человеческими органами или нет, судите сами. Пересадка органов иностранным гражданам некоторыми организаторами здравоохранения преподносится как некий экономический прорыв, способный компенсировать недостающее в бюджете страны финансирование. Якобы за деньги, полученные от одного оперированного иностранца, а это от 70 до 100 тысяч долларов США, они могут прооперировать десять соотечественников. Почка, сердце, печень или иное изъятое у гражданина России приобретает форму оплаченного товара (сырья) и входит в себестоимость медицинской “услуги”. В каком виде изъятый орган экспортируется за рубеж – в специальном контейнере или в теле иностранного пациента, не имеет ни морального, ни юридического значения. “Услуга”, имеющая рыночную цену, включает в себя и часть тела гражданина России, которая становится проданным товаром. По поводу торговли человеческими органами тот же академик Ю. Лопухин на упомянутых депутатских слушаниях на тему “Биоэтика и гарантии ее обеспечения” неожиданно заявил (стиль сохранен по стенограмме): “А тут вдруг пишут, что начинают торговать органами. Никто, никогда не торговал органами. Ни у нас, ни за границей” Комментарии излишни…
В заключение. Каннибализм у животных не только преследует цель удовлетворить потребность в пище, но и устраняет конкурентов в борьбе за выживание и воспроизведение рода, рассуждают специалисты-биологи в своих работах. (Каннибализм: экология и эволюция и их связи. Oxford Universiti Press, 1992). Действительно, зачем недоедать или питаться перемороженными бройлерами и стратегическими запасами западных армий, ездить на автомобилях, спроектированных в середине века, и жить в убогом жилище, когда есть чудовищно аморальный, но зато легкий путь?
Полагаю, что независимо от политической ориентации и партийной принадлежности Федеральное Собрание РФ и президент обратят внимание на “залежи” в Государственной Думе законопроектов народоохранного содержания. При формировании правовой базы Российского государства в новом веке власть отдаст предпочтение законам, гарантирующим безопасность и здоровье своих граждан. Это проекты таких законов, как: “О правовых основах биоэтики и гарантиях её обеспечения”, “О правах пациентов”, “Об обязательном страховании профессиональной ответственности медицинских работников” и других, в разработке и популяризации которых принимали участие авторитетные учёные, юристы, журналисты, государственные служащие и просто достойные граждане России.

А. Мироненко, врач, председатель
общественной организации
“Мораль – основа права”

16.12.2012


Посмотрите также:
Профессиональное протезирование передних зубов пациента
Профессиональное протезирование передних зубов пациента

Каждый человек мечтает о красивой и белоснежной улыбке, и знает про ее возможности и...
Кровь и её анализ
Кровь и её анализ

Кровь – один из главных элементов организма человека. В ней имеются эритроциты, которые...
Съемное протезирование зубов
Съемное протезирование зубов

  Съемное протезирование зубов представляет собой метод крепления зубов, позволяющий...
Как лечить бронхит во время грудного вскармливания?
Как лечить бронхит во время грудного вскармливания?

 Бронхит – это воспаление слизистой бронхов, которое ведет к сужению просвета, в...
Этот странный стиль Гранж
Этот странный стиль Гранж

  Данное направление в моде появилось в 80-х годах XX века. Название происходит от...