Демократия, экономика и здравоохранение: противоречия и перспективы

> Официальный отдел > Позиция медиков > Демократия, экономика и здравоохранение: противоречия и перспективы

Ю. М. Комаров

доктор медицинских наук, профессор, заслуженный деятель науки Российской Федерации, вице-президент Российской медицинской ассоциации и Российского Медицинского Союза

“В делах людей прилив есть и отлив,
с приливом достигаем мы успехов…”
Вильям Шекспир

Есть люди, которые полагают, что сейчас нужно писать только о хорошем, о наших успехах, о росте ВВП, о возрождении страны и укреплении самосознания нации, иначе прослывешь плохим человеком, мешающим поступательному семимильными шагами развитию страны. Хотелось бы думать, что это не так, что прежние суровые времена уже не вернутся, хотя отдельные симптомы (не синдромы) все же слегка настораживают. Россия стала другой, но какой? На пороге новый, 2003 год. Что он нам принесет, сбудутся ли наши надежды и ожидания, будем ли мы все здоровы, будут ли, наконец, здоровыми наше общество и вся страна? Для этого необходимо четко представить себе, в какое время и в каком обществе мы сейчас живем и каково его будущее. Это важно для всех, в том числе и для тех, кто занимается анализом здоровья населения, системой охраны здоровья и здравоохранением. Важно для понимания, правильной оценки и действий, поскольку бездействие всех, а врачей в особенности, разрушительно и лишает нас перспективы.

Под обществом мы понимаем всю или часть совокупности людей, проживающих в конкретный период времени, на конкретной территории или в конкретной стране, а также систему их взаимоотношений между собой. Государство – это власть, предназначенная для управления обществом, имеющая свои структуру и функции, в зависимости от целей управления, имеющая разное устройство: централизованное или децентрализованное, тоталитарное или демократическое. В одном случае власть подавляет общество, пусть даже во имя понятных только ей (или навязанных обществу) “высших” интересов. Такой режим по своей сути является антинародным, он удерживается на всеобщем страхе и подавлении личности, когда цена человеческой жизни находится на нулевой отметке. После того, как в нашей стране, казавшаяся прочной конструкция централизма рухнула, политика обрела анархические черты – бери столько власти и ресурсов, сколько сможешь взять. Это расценивалось как победа демократии и рассматривалось в качестве переходного периода к демократии и рыночной экономике в виде разгосударствления и “первичного накопления капитала”, который якобы затем будет работать на благо общества в конкурентной среде, обеспечивать прогресс, созидание, справедливость и разумность инвестиций. И как тут не вспомнить проклятие древних китайцев: “чтобы жить вам в эпоху перемен”. Этот период, кстати, намеренно затянувшийся (больших “рыбин” легче ловить в мутной воде), характеризуется неустойчивостью страны и общества, неопределенностью или отсутствием ясной политики во всех сферах деятельности, отсутствием развитой системы законодательства и соответствующего контроля, когда даже действующие законы не распространяются на всех, непредсказуемостью ближайшего и отдаленного будущего, когда все виды разрушительных и демагогических сил значительно превосходят творческие и созидательные.1

И сейчас этот процесс еще продолжается, но он обусловлен уже не столько первичным накоплением капитала (государственная собственность съежилась, как шагреневая кожа), сколько переделом собственности со всеми вытекающими отсюда последствиями. Разве можно себе представить в любой другой стране столь быстрое накопление капитала в одних руках без существенных усилий, без производства товаров и услуг? Даже в США невозможно так быстро, просто и в то же время нечистоплотно, пользуясь отсутствием законов и личной заинтересованностью властных структур, стать богатым и очень богатым человеком. Разве можно себе представить в любой другой стране передачу в частные руки систем, обеспечивающих безопасность страны, её жизнеобеспечение? Так, в России в результате анализа причин поражения в русско-японской войне 1904–1905 гг. были полностью повторно национализированы все железные дороги, накануне войны раздробленные и переданные в руки акционерных обществ. Во Франции сразу после Второй мировой войны были извлечены уроки и сделаны правильные выводы, в результате чего была проведена национализация железных дорог, морского и авиационного транспорта, энергетической и угольной промышленности, эмиссионных банков, нескольких крупных и стратегически важных предприятий; в последующем госсектор постоянно расширялся за счет промышленных групп и банков. Аналогично и в других странах государственное управление, как относительно самостоятельный социальный институт, имеет тенденцию к развитию. В понятие “государственное управление” входит отраслевое социально-экономическое управление и регулирование комплекса задач развития страны, процедуры принятия и реализации управленческих решений с обратной связью, государственный аппарат управления, статус чиновников государственной службы и многое другое. Так, в свое время в России была разработана Табель о рангах госслужащих. Например, титулярный советник (9 разряд) находился внизу иерархической лестницы, над ним был коллежский асессор, еще выше – надворный советник, затем – коллежский советник, далее – статский советник, после него начинались генеральские должности – действительный статский советник (4 разряд), тайный советник, действительный тайный советник. Кстати, уже после того, как были написаны эти строки, в Думу был внесен самими же чиновниками проект закона о чиновничьей службе под названием “Реестр государственных должностей”, в какой-то мере корреспондирующийся с упомянутой табелью. Между прочим, эту интересную практику подметила Ю. Калинина из газеты “Московский Комсомолец”, когда коррупционеры вносят закон о борьбе с коррупцией, воры – о противодействии воровству, правители – о том, как им править, чиновники – о том, как им тратить народные средства, военные – о том, когда и с кем им воевать или не воевать и т. д. Но самое главное в государственном управлении – это государственная политика по отдельным направлениям развития государства с меняющимися во времени приоритетами. Она представляет собой систему определенных намерений и действий политических институтов государства по достижению намеченных целей в определенном правовом пространстве. В наших условиях к системам жизнеобеспечения относятся не только оборона и другие, связанные с ней структуры, но и энергетика, связь, железнодорожный транспорт, осуществляющий основные важные для страны перевозки, и другие. В последние годы в связи с резким ухудшением демографической ситуации и здоровья населения к ним следует отнести также и систему охраны здоровья населения, частью которой является здравоохранение с его службами и учреждениями.

В наших специфических условиях пока неясно, что хуже – государственный монополизм или частный монополизм, поскольку формирование конкурентной среды всячески тормозится. В недрах государственного монополизма мы наблюдали некоторый баланс цен на производство, саму продукцию и доходы населения при соблюдении в определенной мере государственных интересов. Сейчас положение совсем иное. Новоявленные владельцы крупных компаний и фирм ратуют за установление мировых цен на их товары и услуги, последовательно и целенаправленно к ним приближаясь, в том числе по жизненно важным для населения позициям (жилье, коммунальные платежи, энергетика, топливо, связь, транспорт, бензин, продукты питания и т. д.). Нужно заметить, что среднемесячная зарплата в России значительно ниже, чем во многих других странах: в США – 3000 долларов, Англии – 2700, Германии – 1700, Китае и Польше – 200. В то же время доходы нашего населения намного отстают не только от мирового уровня, но и от темпов роста цен внутри страны. Например, в России на среднемесячный доход можно приобрести 310 литров бензина с высоким октановым числом, а в Англии, где бензин в 3,5 раза дороже, – в 12 раз больше. Рост стоимости коммунальных платежей с 1990 г. опережал рост зарплаты в 1,67 раза при том же уровне (если не хуже) коммунального обслуживания. Только за один 2001 г. тарифы на коммунально-бытовые услуги выросли на 56,8%. Такое же опережение относится и к продуктам питания, и к другим жизненно необходимым товарам. Так, за 2001 г. минимальный продуктовый набор подорожал на 18,8%, и, если сюда же добавить инфляцию в размере 18,6%, то станет ясным, насколько обеднело население за год. Размер минимальной пенсии, к примеру, в Дании и Японии в 36 раз выше, чем в России. Возникает вопрос: как можно при таком экономическом положении населения осуществлять приведение цен в стране к уровню мировых?

В то же время уже повышена абонентская плата за телефон, непрерывно растут цены на товары и услуги первой необходимости, на авиа - и железнодорожные билеты, на проезд в общественном транспорте и пригородных электричках. Рост стоимости коммунальных услуг значительно опережает доходы граждан, а вся коммунальная реформа и фактически подготовленный правительством проект закона “О федеральной жилищной политике”, если из них изъять словесную риторику, сводятся к банальному повышению цен для населения; вводится новый налог на жилье и автомашины, повышаются цены на почтово-телеграфные услуги; правительство, ущемляя права и выбор граждан, навязывает систему обязательного страхования автомобилей и, конечно же, за счет автолюбителей; проблемы Пенсионного фонда решаются за счет пенсионеров, доходы крупных корпораций – за счет потребителей и т. д. Иными словами, вместо решения чисто экономических проблем (а вариантов таких решений множество, но, видимо, проще избрать самый легкий путь) идет процесс удушения большинства населения ценами. Разве все это можно назвать экономической политикой?

Такой подход свидетельствует, скорее, об экономической “импотенции” и несостоятельности властей, не имеющих ни идей, ни программ, ни возможностей стимулировать экономический рост страны. Предполагается, что увеличение цен будет непрерывным, и не в 2–4 раза, а в десятки раз, в случае реформы РАО ЕС стоимость которой накануне приватизации была намеренно занижена в 2 раза. Здесь уместно высказать гипотезу о том, что, если бы у наших граждан были средние мировые доходы, то они смирились бы и со средними мировыми ценами. Несмотря на полное недоверие к сложившейся банковской и финансовой системе, денежные вклады населения после резкого спада в 1999 г. (после дефолта) стали расти и достигли в 2002 г. в пересчете на доллары 27 миллиардов. Однако государство по прежнему не гарантирует вклады физических лиц, а, согласно новому только что подготовленному законопроекту, готово их страховать, но только без индексации. Правительство полагает, что на руках населения скопилось порядка 20 млрд долл., однако исследования показывают, что это относится к небольшой части граждан (5–8%) из 25%, имеющих хотя бы какие-то накопления, а 70% россиян не имеют вообще никаких сбережений. Примерно такие же данные получены в результате исследования ВЦИОМ в 2002 г.: имеют накопления – 26%, не имеют никаких сбережений – 68%, отказались отвечать – 6%. Более того, по данным РАЕН, обследовавшей в 2001 г. 50 тыс. семей из всех субъектов Федерации, только 86% граждан имеют возможность потратить на себя в день до 2 долларов, 55% – до 1 долл., а 13% существуют на 0,4 доллара в день. По правде говоря, нам представлялось, что ситуация выглядит не столь удручающе. В то же время, по международным стандартам человек, существующий на 2 долл. в день, считается бедняком, а на 1 доллар – нищим. По этим же данным на месячное жалование в 1980-е годы по сравнению с 2002 г. можно было приобрести мяса в 4,5 раза больше, молока – в 3,7 раза, хлеба – в 1,7 раза, правда, отстояв за ними приличные очереди. Картина будет неполной, если к этому не добавить крайне низкий уровень социальной защищенности большей части населения и индивидуальной безопасности (а это относится ко всем).

Из изложенного следует, что нужна гибкая, а не прямолинейная (ко всем с одной меркой) политика, учитывающая сложившуюся в последние годы выраженную дифференциацию населения. Представляется, что правительство полностью оторвалось от действительности и от народа, “заблудилось в трех соснах” и попросту перепутало, кто для кого существует: бюджет для населения или население для бюджета? На словах какбудто бы все нормально, и власть устами многих своих представителей заявляет, что одной из основных ее задач является повышение жизненного уровня населения. Однако реальность иная, тем более, что темпы роста инфляции почти в 2 раза превышают провозглашенные темпы роста платежеспособности населения. Видимо, власть в своей деятельности руководствуется принципом: выживает сильнейший и каждый выживает в одиночку, т. е. приняла в искаженно-утрированном виде американскую модель взаимодействия власти и жителей. Но не надо забывать, что, к примеру, из 14,7% от ВВП, которые расходуются в США на здравоохранение (более 4 000 долл. на одного жителя в год), 7,9% приходится на государственный бюджет, а это огромные и практически недостижимые для нас в обозримом времени суммы. Да и популяционная динамика, и доходы, и социальное обеспечение, и менталитет, и права личности у американцев совсем другие. Между тем, здравоохранение, наука, культура, образование и социальное обеспечение не могут (и не должны) быть самоокупаемыми в прямом смысле этого слова, особенно на коротких временных отрезках. Поэтому в цивилизованных странах роль правительства в этом направлении его деятельности сводится к тому, чтобы взять средства из производительного сектора экономики и перераспределить их для социальной поддержки населения через отмеченные выше отрасли и на развитие науки.

Иногда возникает мысль, что большая часть жителей нашей страны просто мешает правительству работать, и если бы их не было, само собой отпала бы значительная часть проблем. Дело в том, что подавляющая часть потребностей населения удовлетворяется на местах, где правительство оставляет меньшую часть всех налоговых поступлений. С другой стороны, государство достаточно быстро и опережающими темпами сбрасывает с себя ответственность за решение повседневных проблем населения, чрезвычайно мало уделяя внимания его доходам, что и приводит к отмеченным диспропорциям. Особенно эта деятельность сказывается на жителях небольших поселений и в сельской местности, где все возможные коммуникации разрушены, возможности заработков ограничены и пожилые люди предоставлены сами себе. Об этом свидетельствуют соответствующие исследования. Непонятно, что делать с пенсионерами при нынешнем уровне социального обеспечения. Одно время власть даже хотела повысить возраст выхода на пенсию так, чтобы он превышал среднюю продолжительность жизни в стране. Вместо решения чисто экономических вопросов, на которые, видимо, чиновники неспособны, они постоянно изобретают, что еще можно было бы “выжать” из нашего населения.

Имеются сведения о том, что за последние 11 лет из страны вывезено 250–300 млрд долларов. И даже на 2003 г. прогнозируется вывоз 8–9 млрд долларов, хотя этот год будет не самым легким из-за выплаты 17,5 млрд долл. по внешним долгам (по ранее полученным и бесследно “исчезнувшим” кредитам) и нарастающего выбывания (износа) основных фондов, в т. ч. техники, зданий, мостов, дорог, электростанций и др. К тому же задолженность по зарплате превышает 1 млрд долл. Поэтому все имеющиеся у нас монополии требуют от правительства повышения тарифов, чтобы пополнить свои фонды за счет населения. И правительство, как правило, идет у них на поводу. Прямо сейчас под давлением олигархов, которым все мало, правительство склоняется к снижению целого ряда налогов. Но разве в этом заключается экономическая политика в стране? Вместе с тем, из законов экономики известно, что для процветания страны необходимо, чтобы рост доходов широких масс населения, особенно среднего класса и ниже, опережал рост цен и стоимости товаров и услуг. И мы это затем представим на примере Скандинавской модели. Эта мысль поддерживается и М. М. Задорновым, который считает, что сначала нужно увеличить доходы, повысить зарплату, пенсии до такого уровня, чтобы покупали не только продукты (а они в крупных городах большей частью импортные), но и другие товары, создавая тем самым внутренний спрос. А, как известно, спрос порождает предложение. Отсюда ясно, что двигать экономику могут только доходы людей. Недавно по телевидению показали умирающие шахтерские поселки на Севере. Новые владельцы шахт посчитали их убыточными. Они закрываются, а для жителей нет ни работы, ни средств к существованию. Конечно, жаль этих людей, но в их бедах виноват не хозяин ставшей невыгодной шахты, а полное отсутствие экономической политики в данной области. Эти шахты и раньше не могли быть самоокупаемыми, и их убыточность покрывалась за счет доходности других. Кроме того, подсчеты показывают, что завоз топлива из других районов страны превышает затраты на производство угля на Севере.

В условиях собственности и ответственности государства это все перекрывалось, а после приватизации закрытие нерентабельных шахт может оставить весь Север без угля. Аналогичных примеров можно привести множество. Кроме того, наш народ еще не избавился от рабской психологии и пока не научился отстаивать свои права, а государство не спешит компенсировать все потери, возникающие в подобных случаях, как это делается в других странах.

Как станет ясно из последующих материалов, настоящих рыночных отношений у нас как не было, так и нет. Тоже самое можно сказать и в отношении демократии. Нужно отметить, что нынешнему Президенту России страна досталась в достаточно запущенном состоянии и на 60-м месте по индексу человеческого развития (первые три места принадлежат Норвегии, Швеции, Канаде). К тому же, более половины россиян оценивают состояние экономики страны, как плохое, и только 3% – как хорошее. Из 61 тыс. км границ большая часть не охраняется, а 22,4% протяженности границ не оформлено в международно-правовом отношении. Площадь морских пространств составляет около 9 млн. кв. км и почти не охраняется. Что говорить о всех государственных границах, если 81,4 км между Грузией и Чечней мы полностью перекрыть не можем или по каким-то причинам не хотим. Разрушение прежней политической системы и возникновение новых партий как будто бы демократической направленности само по себе вовсе не означало установление в стране демократии, которой даже в самом примитивном виде нет до сих пор. Так называемые “демократы первого созыва”, имевшие достаточно большие возможности, полномочия и власть, настолько дискредитировали саму идею демократии в глазах большинства граждан России, что только 5% из них сейчас считают, что самое главное – это демократия в стране, в то время как по данным разных исследований 83–85% выступают за установление порядка любыми способами. К сожалению, те демократы вовремя не сообразили, что из предыдущей системы нужно было взять то, что было рациональным, а не разрушать все подряд “до основания”, и затем очень быстро по кратчайшему и обоснованному пути пройти переходный период, как это сделано в Китае и Польше, интенсивно развивая законодательную базу для демократии и цивилизованных рыночных отношений, защищая социально уязвимые группы населения. Но, видимо, понимая от какой системы мы отходим, они не могли или намеренно этого не хотели сформулировать, к какой системе нам нужно стремиться, поскольку тогда можно было бы оценить каждый сделанный шаг – в ту сторону, или не в ту. В то время как большинство руководящих демократов занимались политиканством и чистейшей демагогией, некоторые из них, коммерчески ориентированные, сообразили начать дележку государственного пирога. Поэтому все преобразования монетаристов привели к невиданному росту коррумпированности и преступности. К ним относятся ваучеризация всей страны, распродажа (продолжающаяся) государственной собственности за бесценок по остаточной стоимости, денежные реформы, займы и кредиты, финансовые пирамиды и другие махинации, криминальная банковская система, обогащение одних и обнищание других и т. д. под прикрытием высоких слов о духовности (вдруг все бывшие коммунисты в одночасье стали верить в Бога!), равенстве, свободе. Между прочим, ваучеризация шла под прикрытием благих намерений разделить между всеми поровну государственную собственность. Вот только вопрос, куда же делись все эти фонды и компании, принимающие от населения ваучеры на ответственное хранение? Видимо, с учетом прошлого опыта сейчас задумана в некоторых отраслях очередная авантюра с выдачей ваучеров или векселей вместо задержанной на многие месяцы зарплаты. Можно также задаться вопросом, а что, кроме офисов и резиденций, создано нашими олигархами (по примеру богатых людей в других странах) или просто им как-то удалось с чьей-то помощью отхватить большие куски от государственного пирога. Кто они, кем они были раньше? Имеются данные о том, что 8 олигархических групп осуществляют полный контроль за деятельностью 85% приватизированных предприятий (т. е. малому бизнесу просто нет места на этом игровом поле), а несколько групп акционеров контролируют денежные потоки, сопоставимые с государственным бюджетом. А мы говорим, что в стране нет денег! Эти группы захватили предприятия, недвижимость, торговлю оружием, природные ископаемые, лес, энергоресурсы, порты, суда, морскую и речную живность и т. д. Кстати, только на Дальнем Востоке контрабандно вывозятся за рубеж миллионы тонн морепродуктов на сумму около 2 млрд долларов в год, а морские суда на Дальнем Востоке в рабочем состоянии продавались за рубеж по цене 1 доллар за штуку (!), и об этом была специальная передача по телевидению. На том же Дальнем Востоке в 1999 г. вертолеты, стоимостью в 1 млн долл. каждый, были проданы в Северную Корею по цене в 60–80 тыс. рублей. Во многих случаях крупные российские капиталы создавались за счет средств, прокрученных через Чечню, особенно в игорном, гостиничном, телевизионном, банковском и других видах бизнеса. Большие доходы получаются от аукционов, торгов, тендеров, лоббирования интересов в законодательных и исполнительных структурах, оборота наркотиков, спиртного, а также от рэкета, похищения людей и т. п. Все те, кто это покрывает, имеет с этого тоже немалые дивиденды. Сюда же можно отнести и дорогостоящих адвокатов, защищающих интересы большого бизнеса, и никак не стоящих на страже закона, т. к. пользуются умышленным несовершенством к тому же бездействующих законов, и в нужный момент достающих, как затасканную тряпку лозунги демократии, слова о попрании личных свобод и вопящих об этом на весь белый свет. Все изложенное подтверждается динамикой различных показателей, начиная с 1990 года. Так, с тех пор все виды производства катастрофически упали (в 5–10 раз), уменьшается ввод в действие жилых домов (кроме Москвы), резко снизилось поголовье скота и производство сельскохозяйственной продукции при одновременном росте доли элитного жилья, числа загородных коттеджей, автомобилей в личной собственности у чиновников. Одновременно снижается число писем и телеграмм, отправлений газет и журналов, резко упали тиражи книг, брошюр и журналов, уменьшился выпуск кинофильмов и снизилось посещение театров и музеев, а многие кинотеатры стали закрываться или перепрофилироваться. Это означает, что у части далеко не самых лучших, самых культурных и самых образованных людей большие средства появились не вследствие производства товаров и услуг. Под эгидой Минимущества нередко осуществляется захват зданий и площадей, где размещаются нужные для населения службы, например, поликлиники, с тем, чтобы потом их с прибылью перепродать. Беспредел, наряду с бесконтрольностью и безнаказанностью, начиная с 1991 г., достиг невиданных ранее масштабов. Уже сделан первый шаг к последующим земельным спекуляциям под прикрытием необходимости развития фермерства в стране. Но кого на самом деле это волнует? Нужны ли эти горе-фермеры крупному бизнесу или нашим олигархам? Скорее всего – нет, им нужна земля. Видимо, в качестве благодарности за демократические и социально - экономические преобразования в стране в постсоветский период первому Президенту России назначена пожизненная пенсия почти в 2 млн долл. в год (в США она составляет всего лишь 200 тыс. долл., в других странах – и того меньше). Большой радости и гордости по поводу вынесенного решения об исключении России из черного списка стран с отмыванием нелегальных доходов нет, поскольку наиболее крупные доходы были “отмыты” заблаговременно и большие сдвиги в этом направлении как-то незаметны и не афишируются. По-другому это выглядело бы, если действительно в стране был наведен экономический порядок. Фактически криминализация нашей экономики всячески подавляет конкуренцию и блокирует действие рыночных механизмов.

Вместе с тем, в самом начале становления демократии в других странах идея равенства была позаимствована из религии и нашла свое отражение в конституциях и законах; она поддерживается там, где верховенствуют моральные устои и принципы, а не государственные институты и инструкции по установлению демократии. Иначе говоря, демократия строится снизу, отражая моральные и духовные потребности общества, а не сверху, поскольку власть всегда в той или иной степени аморальна, неискренна и подавляющая. Как раз гражданское общество и позволяет установить некоторое согласие, паритетное взаимодействие и законодательно закрепленные договоренности между властью и общественностью. Еще Уинстон Черчилль озвучил слова Николая Бердяева, определив, что “демократия – это худшая из всех политических систем, но лучшей не дано”. Отход от веры, от Бога фактически означает отход от справедливости и равенства, гуманизма и милосердия, взаимопомощи и сострадания как во внутреннем духовном мире, так и во внешних проявлениях, т. е. от основных демократических начал и постулатов. Кстати сказать, в истории России было несколько попыток демократизации общества. Наиболее интересные предложения были сформулированы еще в 1802 г. М. М. Сперанским, в которых предлагалась реформа всех ветвей власти – законодательной, исполнительной и судебной. При Императоре предполагалось создать совещательный орган – Государственный совет, высшим законодательным органом должна была стать избираемая Государственная Дума, а главным судебным органом – Сенат. На местах предлагалось создание местных дум, посылавших своих представителей в Государственную Думу, а также судов, подчиненных Сенату. К сожалению, тогда Александр I посчитал эти реформы преждевременными, однако идеями М. М. Сперанского воспользовались впоследствии и в царской России, и в наши дни, да и то не в полном виде. Это свидетельствует либо о прогрессивности наших мыслителей в прошлом, либо о потрясающей слабости нынешних идеологов и политиков.

Иллюстрации взяты из книги: Кара-Мурзы С. Г., Белая книга: Экономические реформы в России 1991–2000 г. М., 2002. 432 с.

Продолжение в № 1 (40) “Врачебной Газеты” в январе 2003 г.

От редакции.

Эта публикация является первой частью большой и сложной статьи профессора Ю. М. Комарова. Продолжение статьи предполагается в нескольких номерах “Врачебной Газеты” в 2003 году, и потому редакция должна предупредить своих читателей о необходимости сохранения экземпляров газеты, чтобы иметь статью полностью, поскольку по отдельным ее фрагментам совершенно невозможно составить представление о той важной и чрезвычайно сложной проблеме “окружающей экономической среды здравоохранения”, которую впервые поднял и детально в полемическом ключе анализирует автор. 16.12.2012



Посмотрите также:
Берегитесь инсульта
Берегитесь инсульта

  Инсульт представляет собой достаточно серьезное и опасное для здоровья заболевание...
Как массировать ноги?
Как массировать ноги?

  Многие женщины испытывают те или иные проблемы с ногами, большинство не понаслышке...
Польза стевии
Польза стевии

  Существует много полезных растений, которые несложно вырастить на своем приусадебном...
Какая часть мозга отвечает за любовь?
Какая часть мозга отвечает за любовь?

Американские ученые, похоже, нашли ответ на долго мучивший их вопрос: какие именно участки...
Гребной тренажер
Гребной тренажер

На сегодняшний день многие молодые люди озабочены приобретением идеальных форм тела. Как...